Дмитрий Спирин: «В Pussy Riot больше панка, чем во всём, что у нас было за двадцать лет»

Раздел: 2013

Сегодня вышел в свет MAXIMUMHAPPY — новый альбом ветеранов российского поп-панка группы «Тараканы!», записанный в Европе и включающий в себя совместные треки с Anti-Flag и Die Arzte. «Афиша» поговорила с лидером «Тараканов!» Дмитрием Спириным.

— Вы новый альбом в Дюссельдорфе записывали. Зачем вам туда понадобилось? Для панк-рока тоже необходимо «европейское качество»?
— Мы так называемым правилам панк-рока всю карьеру не соответствовали. И даже старались разрушить все эти забавные стереотипы. Мы даже в России всегда писались на хороших студиях и не жалели бабок на это. Но со временем и они перестали удовлетворять. Всё-таки группа существует два десятка лет, и голубая мечта любого российского рок-музыканта — записаться где-то по-настоящему, на настоящей западной студии с настоящими западными звукачами. И что, мы не можем себе это позволить? Можем. Значит, надо трогаться и ехать. Да и к тому же — наш сорт музыки как раз, мне кажется, требует этого западного подхода, тамошних рук, ушей, оборудования и опыта.

— Это почему же?
— Потому что когда в России люди имеют дело с грохочущими барабанами, дисторшн-гитарами, припевами, где много бэк-вокала, почему-то сразу становится слишком маргинально, неразборчиво, нестильно. Возьмите, не знаю, Green Day, Rise Against, любые современные жёсткие гитарные группы, поп-панк, хардкор, пост-хардкор — они звучат круто, убедительно, они торкают. Потому что в их индустрии накоплен колоссальный опыт со времен первых альбомов Ramones и Sex Pistols. Так что я бы твой вопрос задал скорее группе «Чайф» — вот зачем им это может быть надо, непонятно. Но они этого и не делают.

— Ну хорошо, а ваши ожидания оправдались в этом смысле?
— Абсолютно. Мы ещё вот почему туда ломанулись — у нас же никогда не было продюсера, никто никогда на студии нами не руководил и не управлял. Когда мы сделали три года назад первое демо в Дюссельдорфе, мы поняли, что результат звучит очень по-западному — и в лице тамошних чуваков мы как раз обрели продюсеров. Всё-таки ни для кого не секрет, что даже такая маргинальная и бунтарская музыка, как наша, делается по каким-то канонам и при помощи наработанного опыта. Мы сотрудничали с ними с самого первого демо, которые мы им посылали еще из Москвы, — и получали в ответ вполне обоснованные рекомендации. То есть эти ребята помогли нам сделать наши песни лучше. Как именно? Ну, например, мы поём на русском языке. А русский язык в быстрых песнях, где много плотного грязного гитарного саунда, не очень хорошо читается. То есть либо человеку нужен распечатанный текст, либо он должен быть упёртым фанатом и прослушать песню десять-двадцать раз. Это всегда была проблемой «Тараканов!» — и никто не знал, как её решить. А эти ребята из Дюссельдорфа взяли и помогли.

— Вы сказали, что ваша музыка маргинальная, бунтарская. Ну не знаю. Я вот слушаю ваш альбом — ну, окей, песни «Мусор» или «Бог и полиция» можно ещё такими назвать. Но, простите, песня «Пять слов» или те же «Мешки с костями» — это же типичные поп-хиты. Запиши их с другим звуком и вокалом — и можно на «Песню года» ставить.
— Давай я издалека начну. Мы ещё в 93-м году, будучи 17-летними московскими подвальными панками, открыли для себя, что существуют не только Sex Pistols и The Exploited, но и, например, Ramones, New York Dolls, Blondie, Билли Айдол и так далее. Оказалось, что музыка, которой мы увлекались, довольно многогранная — и что можно, не теряя напора и агрессии, делать мелодичные песни. Потом выяснилось, что это называется поп-панк и что слова «поп» стесняться не нужно. Потом ещё и всякие модные ансамбли из Калифорнии появились. Ну и мы подумали — блин, прикольно, можно оставаться панкотой, но при этом у нас ещё и девчонки будут. И самое главное: такая стилистика подразумевает не только социальную проблематику, лирика может быть на любую тему. В каком-то смысле так честнее даже. Потому что простых подростков во всём мире, которые только-только взяли в руки гитару, по большому счёту, действительно заботят проблемы, описанные на первом альбоме Ramones: как нанюхаться клея, как себя развеселить, как сделать себя её бойфрендом и так далее. То есть мы были поп-панком с самого начала. И делать песни, которые, если их замедлить и дисторшн прибрать, превратятся в поп-хиты — для нас это вообще не проблема. Другое дело, что мы не замедляем. Мы остаёмся в своём звуке и при этом показываем, что в такой музыке тоже можно говорить простыми словами о простых человеческих вещах. Да и к тому же — ведь никто не рассказывает обычными словами о такой ежедневной ситуации, например, как потеря любовного чувства. Ну и почему бы нам не рассказать? Или вот «Мешки с костями» — эта песня вообще изначально произошла от ситуации с Pussy Riot, на самом деле. Меня просто поразила позиция так называемых православных христиан — мол, сжечь, распять. То есть человек, с одной стороны, бьет себя кулаком в грудь и говорит, что он фанат Иисуса Христа, и тут же призывает делать то, против чего Христос был всю дорогу. Так что это всё равно панк-рок.

— Но Pussy Riot — это куда больше панк-рок, чем группа «Тараканы!», нет?
— Да, конечно. Я абсолютно согласен. В том, что с ними случилось, больше панка, чем у нас было за все двадцать лет. Да и у кого угодно. Ну и что теперь? Конечно, мы девчонок очень уважаем, но, с другой стороны, мы занимаемся совсем разными вещами. У них арт-акции, у нас рок-группа. Да и кто знает, может, лет в 12, когда они ещё не занимались перформансами, они слушали свободолюбивые песни группы «Тараканы!», и какие-то первые зерна так были посажены. В любом случае, мы тоже за дело гуманизма. Да и мы не настаиваем на ярлыке «панк-рок» давно уже, на самом деле. Было время, когда настаивали, но сейчас уже незачем.

— Любопытно ещё, что все ваши социальные песни написаны с точки зрения противника — милиционера, радикального консерватора. Noize MC похоже делает.
— Я у него и подсмотрел. Ну не то что подсмотрел — наслушался, видимо. Во-первых, это даёт иронию, это механизм, который позволяет урезать пафос. Во-вторых… Мне кажется, такой подход своими корнями вообще куда-то к уличному театру уходит, когда Петрушка надевал генеральскую форму и что-то смешное от имени генерала выкаблучивал, люди смеялись, а полицейские ничего сделать не могли. И это тоже важно. До последнего ведь времени была очень неприкольная ситуация с фестивалем KUBANA, генеральный продюсер которого Илья Островский десять лет до прошлого года был нашем менеджером. То есть реально какие-то казаки или кто-то требовали, чтобы разврат прекратился, — и в укор организаторам ставились три группы: «Кирпичи», NRKTK и «Тараканы!». Ну, NRKTK распались, тут казачки уже ничего не предъявят, но мы-то остались. И пока эта ситуация не рассосалась, я предлагал Илье объяснить казакам, что мы группа-то православная, на самом деле, вот у нас есть песня «Бог и полиция», пусть послушают. Это удобная позиция, которая зачастую не считывается теми, о ком речь.

— Ну, хорошо, а реальная позиция у вас какая? На митинги вы ходите?
— На митинги я не хожу. Это большие скопления людей, которые определенным образом организованы, и, выйдя на митинг, можно не заметить, что ты случайно оказался под чьим-то знаменем. А знамя у нас одно — наше имя и наши песни. Когда я выхожу на сцену в любом городе России, пою свои песни и прогоняю какие-то телеги между ними, — можно сказать, я всякий раз выхожу на митинг. Что касается позиции… На мой взгляд, надежда на лучшее крайне мала, потому что вся история страны говорит о том, что это невозможно.

— И какова ваша стратегия поведения тогда?
— Примерно такого же рода, какую сейчас демонстрирует группа «Ляпис Трубецкой». У них-то на родине ситуация намного хуже, чем то, что сейчас в России. Они делают концерты на прилегающих территориях, максимально продвигаются в Европу и по возможности пытаются своими песнями делать так, чтобы этот режим поскорее куда-то рухнул. Если ситуация будет ухудшаться и у нас, думаю, мы некоторое время сможем просуществовать в партизанско-андеграундном ключе. Мы как раз недавно ездили играть в Минск, где мы в мифическом чёрном списе. И играли там подпольный концерт — то есть организаторы продавали билеты максимально тихо. Всё получилось. Если будут зажимать, применим такую практику и здесь.

— А думаете, будут? Мне кажется, власть абсолютно не рассматривает музыку как угрозу — да и правильно делает, наверное.
— Ну давай тогда и намекать ей не будем, что она существует.

— У вас на этом альбоме есть совместные треки с Die Arzte и Anti-Flag. Это как вообще получилось?
— Ну группа же существует давно, и за это время мы со всеми кошерными пацанами и девчонками здесь уже что-то успели сделать. Либо они у нас были гостями, либо мы у них. Остались только такие, с которыми что-то записывать не очень хочется. Но когда мы уже почти ехали в Дюссельдорф в студию, мы посмотрели на демки и поняли, что было бы очень круто, чтобы там определенные люди очутились. То есть в песне «Бог и полиция» Anti-Flag чётко виделись — всё-таки они, что называется, группа с гражданской позицией, не чужды социальному протесту, делали кавер на Pussy Riot и так далее. Мы через общих друзей нашли контакты, я написал письмо, спросил, как им идея спеть с русской группой, ну и предложил записаться по-русски — думаю, чем чёрт не шутит? Они офигенно взбодрились, я им выслал текст, спеллинг — и всё, довольно быстро мы получили от них трек. Что касается Die Arzte, то мы же залезаем время от времени во всякие пограничные жанры — то в диско-панк, то в регги, — а этой группе я вообще большой поклонник и знаю, что за всякие такие латино-джазовые дела у них отвечает Родриго Гонзалес. Когда они лет пять назад в Москве играли, я просто как поклонник пришёл на их концерт, с Родом закорефанился, ну и когда дело дошло до песни, просто написал ему — он тоже взбодрился, и мы всё сделали. Очень просто, на самом деле. Проще, чем со многими русскими артистами.

— Мне говорили, что в России вас слушают прежде всего подростки, а потом вырастают и слушать перестают. А вы всё играете. Это правда?
— Это было правдой, но три года назад закончилось. Многие историки рока говорят, что группе нужно прожить 20 лет — и потом все эти запарки прекращаются, потому что публика-таки начинает расти. Так и случилось. Видимо, ветераны фэнского движения разобрались с ипотеками, с семьями, дети пошли в первый класс, как-то всё стало поспокойнее — и возникла ностальгия. И на наши концерты вдруг начали покупать VIP-билеты. И мы сейчас делаем концерт в честь десятилетнего юбилея «Улицы Свободы», на который придут если не наши ровесники, то уж точно не только подростки. Хотя я на на подростков не жалуюсь. Слава богу, что они у нас всегда были и есть. Я скорее начну бить в колокола, если они ходить перестанут. Просто года три назад у меня было недоумение — почему у нас нет фэнов-ветеранов? Блин, мне уже тридцать с хуем, почему взрослые люди на, условно, «Гражданскую оборону» ходят, а на нас нет? Но теперь ходят.

— А вы как-то чувствуете, что вам 38? Задумываетесь об этом?
— Нет, совсем. Слава богу, у нас есть кумиры, которым уже за 60, и они не парятся совсем. А нам-то тогда чего? Мне по-прежнему 22 внутри. И это объяснимо — я занимаюсь любимым делом и получаю кайф от каждого аспекта своего земного существования. А у человека, который нас слушал 10 лет назад, всё иначе. У него ипотека, жена нелюбимая, тяжко ему. Мало того, у него коллеги, которым невозможно признаться, что он поклонник группы под названием «Тараканы!». Но, повторюсь, слава богу, это перемололось. И сейчас у нас пошли пузаны в полный рос — с женами, с детьми, со всеми пирогами.

— Вы вот NRKTK упомянули — то есть вы следите за окружающей повесткой?
— Да нет, уже не очень. Признаюсь честно, я перестал быть меломаном, который держит руку на пульсе. Но NRKTK знаю, да. Да они же, по-моему, в составе группы «Контуженный рассол» нас в своё время чуть ли не на разогреве у нас играли в Хабаровске.

— Ого, вот это номер.
— Как и Pompeya, кстати. Ну они тогда ещё назывались «Тупой кетчуп». Сова там, кажется, точно в составе был; у них была песня «Музыка MTVшных мальчиков» — мы в начале 2000-х издавали серию сборников «Типа… панки и всё такое!…», она там была. Pompeya я смотрел, нормальные, хорошие. NRKTK тоже хорошие. Noize MC хороший, Anacondaz…

— У вас нет, кстати, ощущения, что хип-хоп на себя взял функции русского рока сейчас?
— Так и есть, да. Мы за ними не поспеваем ещё и потому, что россиянин по своей ментальности в первую очередь внимание на тексты обращает. А в хип-хоп-текстах много информации, она спрессована там, сжата, её вываливают сразу много — россиянин охуевает и начинает бодриться. Я всё-таки зажат в рамках трёхминутной скоростной песни. Но я не жалуюсь.

— Для вас важна самоирония? По разговору и по картинкам кажется, что да, хотя российские панки, так называемые, зачастую страшно серьёзно к себе относятся.
— Это очень важно, да. Возможно, это первостепенная задача. Я никогда не шёл в крестовый поход против поп-музыки, я всегда старался с юмором относиться к подобным вещам, да и к нам самим тоже. Другое дело, что иногда и я даю промашки. Ну начинает чёрт какой-нибудь подъёбывать — два раза отшутишься, а на третий уже хочется по ебальнику дать, понимаешь, какое дело. Ну, нормальное человеческое желание. Но я над этим работаю.

Беседовал Александр Горбачёв.

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com

Теги материалов сайта:

ДК им. Горбунова Краснодар Творческий вечер Сплит-альбом M24 Планетарий Уфа Кирпичи Властелины Вселенной тур MAXIMUMHAPPY II Tour Лужники Доброфест Смех Башкортостан Три 15 Ramones Наше Радио Казань Европейский тур 2019 Киев Браво Billy Idol 1991-2019 Лучшие из лучших Страх и ненависть тур Границы гетто тур 1.5 кг отличного пюре Сила одного тур Бригадный подряд Нижний Новгород Элизиум Ракеты из России ‘05 Европейский тур Сила одного (тексты) Король и Шут Акустика: Полный привод Marky Ramone and Tarakany! Точка Москва w/ Василий Лопатин Б2 Байк-фест MAXIMUMHAPPY 2013 Тула Лампасы Distemper Ульи Премьера Презентация альбома Европейский тур 2005 Лусинэ Геворкян w/ Дмитрий Кежватов Эстония Ramones Night Tour ГлавClub (Москва) Порт (812) Нашествие Тверь Смоленск Германия Орландина Высшая школа панка Типа... панки и всё такое!... (фестиваль) Ярославль Орёл Санкт-Петербург Екатеринбург МЭD DОГ Приключения Электроников Ижевск Рязань Европейский тур 2011 Russian Rockets Over Europe Tour Marky Ramone Удмуртия Четыре таракана R-Club XXV лет: Лучший способ не стареть Иваново Таллинн СДК МАИ Воронеж Червона рутта Новосибирск Свалка Беларусь Татарстан Пермь Минск Зеленоград Барнаул НАИВ Украина Швейцария The Power of One Tour Der Steinkopf MAXIMUM GREATEST HITS TOUR 2014 Челябинск Петрозаводск Ростов-на-Дону XXX лет: Право быть собой!