Animal Boys

Раздел: 1999

Журнал PAINKILLER №4, декабрь 1999Поток хмурых снежинок валился с неба, с грохотом ударяясь о московский асфальт, пока я, топча штиблетами стрелку, поджидал лидера группы «Тараканы!» Сида с банкой свежего диклофоса* в кармане, на случай непредвиденных ситуаций. Наконец, вопреки проискам синоптиков, долгожданная встреча состоялась, и мне одному из первых довелось послушать свежеизготовленный мастеринг новой, пока ещё не обозванной никакими словами, пластинки. Под убаюкивающие звуки скоростного и заводного панк-рока, доказывающих, что «Тараканы!» записали одну из лучших (если не лучшую) свою работу, мы провели небольшое собеседование, краткое изложение которого предстоит вам вычитать ниже.

Русская рок-сцена рождалась в чудовищных пост-социалистических муках, и для каждого гражданина СССР эта агония была сугубо персональна. Благодаря таким условиям неудивительно, что история создания практически любой отечественной рок-группы конца восьмидесятых уникальна и сверхъестественна. Если вас заинтересует внезапно, каким образом на свет возникли «Четыре таракана», монолог Сида поможет вам выбраться из этого информационного тупика.

«Появление интереса к музыка совпало у меня со сломом «Железного занавеса», мой возраст на 1987 год составлял 12 лет, и естественно, что я сразу окунулся в мир металла, как и всё прогрессивное тинейджерство столицы. Любил Accept, Kiss, Made In Japan, Deep Purple. Однако был разборчив и терпеть не мог Bulldozer. Первые два железных альбома, которые я услышал: «Мания величия» Арии и Restless and Wild Accept. Всё это настолько овладело моим некрепшим сознанием, что я осознал: нет ничего на свете лучше, чем быть рок-н-ролльной звездой. Но как это было тогда недосягаемо! Недавно я вдруг увидел постер из журнальчика Cool, где на одной стороне были мы, а на другой — Джеймс Хэтфилд… так вот такое десять лет назад показалось бы мне фантастикой. Мы не ездили в турне вместе с Metallica, не джемовали в одной студии, но просто даже оказаться с ними на одном постере для нас казалось чем-то сюрреалистическим и недосягаемым».

«Естественно, что вскоре наступила вторая стадия развития моего организма — я начал собирать и менять пластинки. Дело было в «Горбушке» и ДК Строителей в Измайловском парке (где потом появился клуб «Не бей копытом»). Пластинки были даже важнее передач Севы Новгородцева, так как Севу глушили, а на пластинки с трудом, но можно было наскрести денег. У нас на «Посадке» есть песня «1975», она про период застоя. Те люди, которые сейчас покупают «Тараканов!» ничего об этом не знают. В песне есть строки им непонятные: «Голос на КВ — это русская Служба Би-Би-Си, сквозь вой глушилок КГБ музыку эту сюда доносил». Для молодёжи это — китайская грамота. Времена были такие — пластинка панк-группы так же возбуждала, как вкладыш в баббл-гам. Ведь всё это было запретным и недоступным. Тогда всё, что пёрло из-за кордона уже вызывало изначальный интерес. Сейчас не слушают то, что не показывают на MTV. Это современный элемент, искажающий восприятие. Но хард-энд-хэви я слушал до 1991 года. Учился я тогда бас-гитаре и вдруг повстречал людей из группы «Кутузовский проспект». Они дали мне послушать Never Mind the Bollocks Here’s the Sex Pistols. Пластинка звучала невероятно свежо и актуально — и это через 14 лет после записи! Мне стало ясно, что это моя любимая музыка».

Тут у меня к Сиду родился естественный и классический панк-вопрос: и что же представляет собой твоя любимая музыка? Что для тебя панк — музыка или идеология?

«Панк-рок для меня — тяжело нагруженный железнодорожный состав на бешеной скорости, который невозможно остановить. Именно так я воспринимаю эту музыку. DIY, инди, непродажность, американская и английские сцены — это всё выдумки, шелуха. Главным элементом панка является дух, он влияет на мировоззрение, музыку и все остальное. Панк-рок — это в первую очередь музыка, а не идеология. Если ты её чувствуешь верно, она настраивает тебя на нудный сорт идеологии. Когда я стал играть в «Кутузовском проспекте», я это понял. Принципиально важна энергетика, атака. Ты не можешь не рубиться на сцене. Панк-группа с заторможенными аморфными парнями не будет иметь успеха, ибо она никому не нужна. И не каждый музыкант на это способен. Многие умеют классно играть, но не в состоянии по-настоящему рубиться, им ведь нельзя сказать: «Рубись! Ведь мы же панки!» Таким дорога в панк-рок противопоказана, хотя в другом жанре они могут и добиться внушительных успехов».

— Но в каких условиях созревали «Четыре Таракана», появившиеся в мае 1991 года?
Тогдашняя панк-сцена состояла лишь из двух групп — НАИВ и «Ва-Банкъ», последние играли максимально Ramones-образный панк-рок, при учёте, что Скляр — прямая противоположность Джоуи Рамоуна. Они были жёстки, прямолинейны, у них были реально примоченные гитары. Именно эти две группы позволили молодым влиться в своё движение. У кислотных эстетов мы не покатили, у нас было слишком мало изысков, для московской продвинутой тусни мы были негодны. Мы подозреваем, что у всех этих людей были дома винилы Ramones, но для них кумирами являлись „Звуки Му“».

Пройдя через годы, «Четыре таракана» укоротили свое название на 50 процентов, я нынче зовутся лаконично: «Тараканы!». Помимо Сида, в составе числится гитарист Саша Голант. Пришёл он в группу, слушая The Stooges, New York Dolls, но Сид сделал из него специалиста по панк-року, дав послушать диск The Hanson Brothers Gross Misconduct. И сейчас, как считают коллеги, он лучший гитарист-панк-рокер в радиусе сотен миль.

Следом идёт бас-гитарист Алексей Соловьёв. Ну он уже отпетый скейтбордист и панк-профессор, слушающий MxPx, Blink 182, Goldfinger, No Fun At All и уйму ска.

За барабанами восседает Прокофьев Сергей, у него наименьший стаж работы в «Тараканах!», до них он сотрудничал с московской регги-группой «Амударья», пытавшейся родить русских UB-40.

«Я как раз ходил по клубам, пытаясь присмотреть себе ударника, как увидел его в составе «Амударьи». И я понял, что именно он-то мне и нужен. Ведь сейчас так тяжело найти хорошего барабанщика, почему-то большинство всех музыкантов — гитаристы, и из них 80 процентов беспонтовых. Затем много бас-гитаристов и клавишников. У нас вообще со сценой как-то не всё в порядке, вообще ситуация в русской музыке искажённая. Для того, чтобы слыть трэш-группой, надо играть грайндкор. Для того, чтобы слыть тяжёлой ритм-энд-блюзовой группой, надо быть кем-то типа «Арии». Здесь всё надо умножать на два. Так что для России мы — одна из немногих РОК-групп. И Серёга — один из пяти настоящих барабанщиков. Причём остальных четырёх я не знаю. Я ему дал послушать Ramones и спросил: «Сможешь ли ты так играть хай-хэт?». Он попробовал — и у него прекрасно получилось!»

— Ну а сам-то ты чего сейчас слушаешь?
— На данный момент я регулярно кручу «гроб» Misfits (бокс-сет Misfits в форме гроба — прим. авт.), Me First and the Gimme Gimmes, Marky Ramone and the Intruders, пока ещё неизданный последний альбом НАИВ. Для меня странно всё то, что Лёха находит во всех этих Эпитафовских группах.

— Раз уж мы говорим о сцене, хотелось бы из твоих уст услышать, какие сейчас взаимоотношения между московскими и питерскими панк-группами? Существует ли чёткое противостояние?
— Питерская сцена более отравлена ядом русского рока, чем московская, ведь именно там возникли и были популярны такие «супер-панки» конца 80-х как АВИА, «Объект насмешек», «Алиса» и т.д. Отголоски этого прослеживаются до сих пор в произведениях новых питерских панк-звёзд «Король и Шут», «Кукрыниксы» и. т. д. Нестильность и музыкальное лоховство у них (да и во всей стране с их подачи) считается самобытностью и очень ценится. В это время Москва просто делает музыку, стараясь как можно точнее находиться в контексте интернациональной сцены, что в нашей любимой стране называется подражательством, позёрством, и опопсацией. Однако в последнее время обе сцены стали сближаться, и сейчас многие группы могут с одинаковым успехом получать признание в обоих городах, просто они расчитаны на узкий круг ценителей: Spitfire (С-Пб), Distemper (Москва), «1.5 кг отличного пюре» (С-Пб), «Смех» (Москва). В любом случае приходится констатировать, что все негативные явления на ранней пост-советской сцене, поданые в своё время как «традиции панков, их законы» имеют корни в С-Пб.

— А есть ли военное положение внутри московской панк-тусовки, как это было в Лондоне 1976-1977 годов, когда Sex Pistols ненавидили The Damned, The Damned ненавидили Sex Pistols, а все вместе они ненавидели The Clash?
— Противостояние наблюдается в намного более лёгкой степени между, условно говоря, «андеграунд тусовкой» («Пурген», «АЗЪ», группы КТР) и, условно говоря, поп-туснёй (мы, НАИВ и т.д.). Но так как публика почти не пересекается, боевые действия ведутся в основном на форматных сайтах.

Немалую всероссийскую славу «Тараканы!», сами того не хотя, заработали себе тем, что их музыка тысячу раз в день звучит в рекламе «Сникерса». Интересно, а ест ли эти шоколадки сам Сид?

«„Сникерсы“ ем, а что такого? Качественный вкусный продукт, также, как к примеру «Макдоналдс» (очень люблю!) или «Кока-кола». А всем противникам нашего шага, объясняющим своё неприятие надуманными словами о заподлянственности поддержки транснациональных компаний, могу сказать что поддерживают их те кто всё это жрёт и пьёт, то есть все мы. Если найдется хоть один, кто документально подтвердит, что в жизни не съел ни одного «Сникерса» и не выпил ни капли колы, что ж, я побрею башку».

— И финальный, концептуальный вопрос от PAINKILLER: большинство панк-групп со временем имеют тенденцию попсеть, металлизироваться или утормаживаться. Какая судьба ждёт «тараканов» в возрасте 50-60 лет?
— Судьба такая у многих. Но про свою не могу ничего сказать. Сейчас мы более направлены на скорость и мелодику, хотя жёсткий звук очень привлекает. Однако желание экспериментировать, привлекая в аранжировки элементы других стилей тоже присутствует. Однако одно могу сказать твёрдо: я буду очень зорко следить за проникновением русского рока и все подобные поползновения душить в зародыше. Да и парни тоже настроены очень сурово.

* Интересно, почему «Тараканы!» по образу Ramones до сих пор не накатали песенку I Wanna Sniff Some Dicklophos или Dicklophos Not Glue? (прим. ред)

Беседовал Олег Бочаров

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com

Теги материалов сайта:

Иваново Башкортостан Ярославль Орёл Премьера МЭD DОГ 1.5 кг отличного пюре Тверь Три 15 Рязань Бригадный подряд Зеленоград Der Steinkopf R-Club Удмуртия Екатеринбург w/ Дмитрий Кежватов Кирпичи MAXIMUMHAPPY II Tour Четыре таракана ГлавClub (Москва) Творческий вечер Украина XXX лет: Право быть собой! Эстония Планетарий Воронеж Нижний Новгород Казань Европейский тур 2019 Ростов-на-Дону СДК МАИ Европейский тур 2011 Презентация альбома Барнаул Санкт-Петербург Нашествие Киев Король и Шут Краснодар Ramones Германия Европейский тур Ижевск Границы гетто тур w/ Василий Лопатин НАИВ Наше Радио Russian Rockets Over Europe Tour Сила одного тур Сплит-альбом Distemper The Power of One Tour Marky Ramone and Tarakany! Червона рутта Властелины Вселенной тур Marky Ramone ДК им. Горбунова Москва Свалка Таллинн Пермь XXV лет: Лучший способ не стареть Порт (812) Типа... панки и всё такое!... (фестиваль) Страх и ненависть тур MAXIMUM GREATEST HITS TOUR 2014 Акустика: Полный привод Байк-фест Лусинэ Геворкян Точка Ульи MAXIMUMHAPPY 2013 Петрозаводск Смех Браво Татарстан Сила одного (тексты) Высшая школа панка Швейцария Смоленск Доброфест Уфа Billy Idol Тула Ramones Night Tour Приключения Электроников Беларусь 1991-2019 Лучшие из лучших M24 Европейский тур 2005 Челябинск Элизиум Б2 Лампасы Лужники Минск Ракеты из России ‘05 Орландина Новосибирск