cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Использовать до… 1995—2015

Раздел: 2015

Альбом Best Before… во многом стал поворотной точкой в карьере «Четырёх тараканов». После его выхода их песни зазвучали по радио, видеоклип попал в эфир нескольких телеканалов, а группа, сама того не ведая, на долгие годы приобрела харизматичного лидера. Но то время перемен и свободы, породившее «бунтарей на руинах СССР», не могло не коснуться молодых музыкантов, принявших слоган Sex, Drugs & Rock ‘n’ Roll за основу мироздания.

— Группы практически не существовало около полугода…
— Дмитрий Спирин (вокал): Фактически группы не было с конца лета 1993-го, когда Денис Петухов сообщил нам об уходе в НАИВ. Мы, конечно, делали вялые попытки репетировать втроём или прослушивать претендентов на роль вокалиста, но мотивации было мало, а травы, наоборот, много. Поэтому, правильно говорить, что не было нас полтора года, так как более или менее активно что-то делать мы начали в конце 1994-го.
— Денис Рубанов (барабаны): Когда Сид попал в тюрьму, мы были все обескуражены этим событием и много сил было брошено на то, чтобы его вытащить оттуда: искали любые возможности, какие-то характеристики, письма из крутых арт-организаций. В общем, до его возвращения мы ждали и честно не искали ему замену.

— Как всё-таки удалось собраться снова, чем себя мотивировали?
— Д.С.: Не могу сказать, что нам была нужна какая-то прямо уж сильная мотивация, т.к. мы никогда не думали, что мы распались. Мы всегда считали, что как группа мы существуем, просто у нас вот такая вот временная трудность возникла: вокалиста не можем найти, басиста посадили в тюрьму. Поэтому в наших мыслях, разговорах, намерениях мы по-прежнему существовали, просто нужно было что-то сделать для того, чтобы перевести всё это в практическую плоскость.

Использовать до… 1995—2015Слева направо: Денис Рубанов, Дмитрий Спирин, Дмитрий Самхарадзе, Денис Петухов
«Четыре таракана» в подвале на Кутузовском проспекте, 1993 год

И это «что-то» было найдено: оказалось, что нужно просто перестать искать вокалиста, а назначить его из своих рядов. Как только стало понятно, что это в принципе может сработать, сразу же стало ясно, зачем ездить на репетиционную базу. Мы взяли Пэпа на бас (Александра Потапова, ранее входившего в состав «Кутузовского проспекта», — прим. tarafany.ru), разобрались с тогдашним гитаристом (Дмитрием Самхарадзе, — прим. tarafany.ru), который стал проявлять излишнюю апатию, позвали Вову Родионова на гитару, и таким образом состав оказался полностью укомплектован. А если у тебя есть полный состав, то отчего бы не начать репетировать? А, и я как раз завязал с наркотиками, у меня появилось намного больше времени, сил, энергии, устремлений. Всё это просто требовалось направить в русло, а оно уже было выкопано.

— Денис, правда ли, что одним из возможных вокалистов мог быть Найк Борзов?
— Д.Р.: Найк Борзов никогда не планировался на вокал в нашей группе. Из «Инфекции» (панк-группа из города Видное основанная Найком, — прим. tarafany.ru) с нами играл Архип Ахмелеев в момент, когда Сид ушёл из группы вслед за Лениным, в 1992/93 году. После того как Архип засобирался и улетел во Францию, Сид пришёл и попросился назад в группу, тогда ещё на роль бас-гитариста. И в тот же момент Денис Петухов, который был вокалистом в группе, заявил, что не хочет больше петь, а хочет развиваться как бас-гитарист и имеет приглашение в НАИВ. После чего мы с Сидом стали прослушивать разных певцов, но подходящих по стилю и имиджу, так и не находились. Тогда я сделал настоял на том, чтобы Сид попробовал петь и стал фронтменом группы.

— Ваван, расскажи, как ты попал в «Четыре таракана». Ты же из Давыдково, полагаю, что ты был с ними уже знаком.
— Владимир Родионов (гитара, бас-гитара, бэк-вокал): Да. Давыдково, Кутузовский и Красная Пресня — такой вот неожиданный конгломерат тогда существовал. В этих районах была очень большая концентрация рок-музыкантов, постоянно перетекавших из группы в группу и рождающих всё новые и новые коллективы. Помимо музыкантов на репетициях групп всегда было ещё человек 20 народу, это считалось в порядке вещей. Поэтому неудивительно, что новые музыканты находились легко.

— Играл ли ты где-то до «Четырёх тараканов»? Что ты тогда слушал и что на тебя особенно влияло? 
— В.Р.: «Четыре таракана» стали моей первой серьёзной группой, с концертами, записями, гастролями всяком таким. Но в отличие от основателей группы я не зацикливался на какой-то одной музыке. Помимо панк-рока я слушал и пытался играть в самых разных стилях — от блюза до даба. «Четыре таракана» стали очередным интересным приключением в мире музыки.

— Как долго вы собирали материал?
— Д.С.: На этом альбоме песни двух типов: сочинённое ещё с Петуховым за полтора года до этого и сочинённое совместными усилиями меня и Вовы Родионова уже конкретно в рамках подготовки к записи именно этого альбома, то есть значительно позже. Петухов сочинил такие песни, как I Left It Once, Remember When…, Freedom совместно с гитаристом Димой Самхарадзе (Дима давал рифф, Пит пытался сочинить вокальную партию), Welcome to the Party, Farewell Majority, Don’t Come. Всё остальное мы придумали либо вместе с Вовой Родионовым, либо я один.

Использовать до… 1995—2015
Первый тираж кассеты Best Before… составил всего лишь 500 копий
Дмитрий Спирин дома, 1995 год

— Тяжело ли давалось сочинение песен?

— Д.С.: Песни я раньше до этого никогда не сочинял, поэтому мне не с чем было сравнивать. Могу сказать, что всё, что мы сделали с Вовой было сделано легко. У него были идеи, у меня были идеи, мелодии склеивались с другими, тексты придумывались на ходу. Тогда ведь не стояло задачи не повторить в песне то, что ты уже до этого спел пару раз на других альбомах)) Так что, сложностей не припомню.
— В.Р.: Это был один из самых странных видов творчества — сочинение песен на английском. Но языка мы почти не знали, поэтому процесс шёл легко.

— Почему весь альбом состоит из песен на английском языке?
— Д.Р.: Мы решили записать полностью англоязычный альбом, рассчитывая на европейский рынок.
— Д.С.: Тогда на русском не пел вообще никто. Возьми любой альбом групп «нерусского» андеграундного рока: все пели либо разных языках, кроме русского («Сенкевич International», «Ногу Свело!»), на английском («Матросская тишина», НАИВ). Петь на русском было (за очень редким исключением) что-то вроде лоховства и как сейчас сказали бы, «говнарства». Мы себя говнарями не ощущали, мы себя ощущали модниками. Даже не модниками, а… Короче, мы выбрали себе ролевую модель а-ля НАИВ «Пиво для Наива», а не а-ля «Монгол Шуудан», грубо говоря. Если это только кому-то что-то объянснит.

— Как и на альбоме Duty Free Songs с текстами вам помогала Аня Сенкевич?
— Д.С.: Все тексты песен, сочинённых ещё с Петуховым, сделала Аня Сенкевич. Причём, у нас не было никаких демок этих песен, ни с вокалом Пита, ни с вокалом Ани, то есть через полтора года я не понимал, как именно эти строчки, листочки с которыми сохранил Рубан, вмещать в размеры этих мелодий. Мы пытались найти Аню, чтобы она нам подсказала, но, по-моему, она была недоступна. В итоге, я разбил английские строчки так, как мне, человеку английский язык никогда ранее не изучавшему, казалось правильным, исходя из размеров мелодически фраз. Текст песни Farewell Majority был написан Сашей Ивановым из НАИВа, но в НАИВе песней не стал. Текст Walking With Myself помогла сделать тогдашняя девушка одного моего одноклассника. Остальное мы с Вовой как могли сочиняли сами. Со словарём.

— Честно говоря, я до сих пор не понимаю для чего на альбоме хардроковский кавер на «Поворот». В чём был прикол?
— В.Р.: Сейчас и сам не понимаю. Но точно помню, что нам было дико смешно, и мы очень веселились, записывая эту песню.
— Д.С.: Я как-то узнал, что Needles and Pins оригинально не трек Ramones, а песня какой-то (тогда я даже не запомнил какой) бит-группы из 60-х (The Searchers, — прим. tarafany.ru). Меня поразил тот факт, что панки (ПАНКИ!) не только не стесняются переигрывать треки группы на поколение старше их, так ещё и не сделали никаких изменений в аранжировке, записали так же, как в оригинале. Никакого убыстрения и дисторшн-гитар как, например, в My Way Sex Pistols. Я тогда подумал, а есть ли что-то подобное у нас? Группа, из старшего поколения, чей трек нам бы было бы не в падлу перепеть? И таким вот нашим Needles and Pins мне показался «Поворот». Кстати, это чуть ли не первый задокументированный кавер песни «Машины времени» вообще.

[su_youtube url=»http://www.youtube.com/watch?v=3Eze5uWMmKE»]

— На альбоме есть ещё один довольно забавный трибьют — Journey to Ramonialand. Расскажи, как появилась эта песня?
— Д.С.:
Мелодия сама откуда-то пришла, как это обычно бывает. Я фанател от Ramones, знал, что вокруг группы и тематики их песен сложилась определённая мифология, и идея такой песни, о некоей стране Рамонии мне пришла в голову. Я напичкал текст теми персонажами, которые мне были тогда известны, надёргал в качестве цитат названия песен и текст был готов.

— Дима, на старых записях и видео тебя можно услышать на бэк-вокале, кажется, что ты чувствовал себя вполне уверенно. Помнишь свой первый концерт в качестве вокалиста?
— Д.С.: Дело в том, что ещё до начала 1995 года, когда мы в этом составе начали выступать, я уже пел в «Четырёх тараканах», вернее, правильно было бы сказать в «Трёх тараканах», так как мы сыграли как минимум 3 концерта как трио, без Петухова, которого мы летом не могли оперативно выковырять с дачи. Тогда такую группу как наша, в какой-нибудь левый концерт («сейшн», как тогда говорили) могли вписать за пару дней до, даже не спросив, а мобильные телефоны тогда ещё не изобрели. Так вот, мы ехали и играли, а я играл на басу, и как мог пел. Но после появления в репертуаре таких песен, как Runaway совмещать стало нереально. Так что прямо вот самый первый концерт со мной, как с отдельным певцом, я, к сожалению, не помню. Помню только, что мы очень старательно готовились к некоему концерту в «Клубе им. Джерри Рубина», у нас не было достаточно времени на базе и Вова приезжал ко мне домой и мы с ним прогоняли наш сет дома. Наверное, это он и был, тот самый концерт.

— Почему в записи не принимал участие Александр Потапов, а партию бас-гитары взялся записывать Ваван, а не Дима?
— Д.Р.: Потапов не писал бас-гитару, потому что это было бы дольше и хуже. Родя записал все гитары и бас на записанные мною барабанные треки.
— В.Р.: Дело в том, что Best Before… — стал первой более-менее серьёзной записью для группы. Когда мы оказались на студии, вдруг стало понятно, что музыканты совершенно не готовы к профессиональной работе. Самым слабым местом была ритм-секция. Бас-гитарист Пэп был отстранён сразу. Потом мы с Сидом по очереди заступили в спец-комнату, записав пару треков на бас-гитаре. Эксперимент показал, что лучше всего с басом справляюсь я, хоть и опыта у меня почти не имелось, а Сид начинал в группе как басист. После попыток записать барабаны, стало ясно, что Рубан тоже не справляется. В результате треки ударных записывались по частям, долго равнялись и подгонялись звукорежиссёром и мной, чтобы сделать из них что-то цельное. И нам это удалось! Правда мы сильно выбились из графика и кажется даже дополнительное время покупали. Все остальные инструменты прописал тоже я. А дальше нас ожидал ещё один интересный эксперимент — пение на английском языке. Но и тут мы справились.

— До начала работы над Best Before… вы успешно и более-менее качественно записывались в Москве. Как вас занесло на студию в тогда ещё подмосковное Внуково?
— Д.С.: Студия во Внуково была выбрана по простой причине: никаких средств, кроме собственных у нас тогда на запись не было, поэтому нам было важно, чтобы студия стоила дешево. Она стоила $3 в час, то есть за альбом мы планировали заплатить около $300.

— Это та самая студия, где ты записывался со Свином?
— Д.С.: Именно.

— Денис, можно сказать, что продюсером вашего дебютного альбома Duty Free Songs был Майк Полещук (барабанщик НАИВ 1989—1996, — прим. tarafany.ru). Почему вы не пригласили его на запись второго альбома?
— Д.Р.: Майк Полещук в то время уже был не совсем здоров и прибегать к его услугам было не совсем уместно.

— Какой была ваша реакция на финальную фонограмму?
— Д.С.: Нам поначалу всё нравилось. Мы тогда были в самом центре целого клубка групп, у музыкантов которых было что-то вроде традиции: записали альбом, собирай тусовку, будем все вместе слушать. Так вот, когда в тёплом кругу «коллег» был прослушан наш альбом, реакция были типа «А где перегруз на гитарах? Что-то еле-еле „кранч“, вы же на концертах с дисторшеном играете?» Ну и так потихоньку как-то стали вслушиваться и в общем поняли, что да — не совсем наш саунд, мягко говоря.
— В.Р.: Нормальная была реакция. Через год-другой, помню, мы жалели, что не записали этот альбом с более тяжёлым звуком, но сейчас он мне нравится именно таким, какой есть. С этим необычным, совсем непанковским саундом, с этими бесконечными соло, со странным акцентом вокалиста и восхитительными текстами на английском.
— Д.Р.: Мне и тогда этот альбом был не очень понятен, так как мне пришлось играть и записывать электронную барабанную установку, в меру возможности студии, а студия была в меру наших финансовых возможностей. Поэтому, по звучанию, ни на что другое не приходилось рассчитывать, но это был такой опыт и такое время. Но на концертах этом материал звучал действительно довольно мощно и уверенно. Было время, были песни, которые тогда сочинили и играли живьём довольно круто!

— Как ни странно, но альбом Best Before… в последствии переиздавался чаще всех — 5 раз — и имеет два несколько отличающихся варианта обложки: чёрно-белый и цветной. К​то был её ​дизайнером? У группы были какие-то пожелания по оформлению?
— Д.С.: 
Её нарисовал Илюха «Ватсон» Казаков, младший брат из тусовки Watson Brothers — двух братьев, которые в ранних 90-х в Давыдково уже имели компьютеры, освоили азы графики и делали нам всем афиши и арты для обложек.

Илюха придумал таракана, сидящего на просроченной банке консервов и зажимающего нос рукой (лапкой), типа обыгрывая название альбома Best Before… Он же придумал и лого в пистолозовском стиле киднэп, правда потом выяснилось, что лого это составлено из букв, взятых их типичных шрифтов Windows, что уже по тогдашним меркам было западло. Кроме того, мы уже тогда не любили, когда название группы как-то транслируется в графике, не нравились нам дополнительные ассоциации с тараканами. Однако, тут картинка была настолько удачная, что мы не стали протестовать.

В первом S.O.S-овском издании кассеты к каждой песне была сделана своя картинка, как у Ramones на Rocket to Russia или у НАИВа на Switch-Blade Knife. Картинки нарисовала юная художница, с которой я состоял в недолгой связи. Будучи уменьшенные до формата разворота кассеты они, конечно, скукожились до совсем уж барби-сайза, но зато у нас к каждой песне была иллюстрация.

Использовать до… 1995—2015На ранних филёвских изданиях иллюстрация была только к песне «Поворот»

«Фили» просто взяли оригинальный дизайн и своими силами расцветили его. Помню конфуз, который произошёл с нами как раз-таки в связи с этим переизданием. Мы с Рубаном решили замутить первое в нашей карьере спонсорское размещение на альбомной полиграфии и договорились с тату-студией, где в то время работал Кисель из «Дистемпера» о том, что мы добавим их лого на полиграфию кассеты, которая массовым тиражом выходит на официальном лейбле. Как же мы дико обломались, когда получив на руки авторские экземпляры, мы обнаружили, что как раз жёлтый цвет, из которого состояло тату-лого, по какой-то причине на полиграфии не отображается (технология полиграфический печати тогда состояла в выводе на плёнку каждого цвета, из которого состоял дизайн. Жёлтого в нашей кассете не было, кроме того лого, так что «Фили», по всей видимости, решили его не выводить.) Мы остались (тогда) без татуировок.

— О питерской клубной сцене 90-х написано немало. Что тогда происходило в Москве?
— Д.С.: В клубах, где играли молодёжные андеграундные группы, лучше всех собирала «альтернатива» — Console, I.F.K., Crocodile TX. Причём сначала «альтернативой» называли около-грандж группы, на крайняк — музыку типа Faith No More. А это были ребята, которые играли рэп с метал гитарами, грубо говоря. И у них было до фига последователей. Клубов было 5 или 6, они всё время то открывались, то закрывались. Играли все тогда в таких местах, как «Алябьефф», «Улица Радио», Sexton Fo.Z.D. и в ещё паре мест. Мы тогда тусовались с Apple Core, Les Primitives, Am I Sexy, группой «Идиоты» и прочими. С ними же в основном и играли.

— Презентация альбома прошла в клубе «Вояж». Что это было за место?
— Д.С.: В те годы выбор клуба под презентацию или даже просто под концерт происходил очень просто: какое место работает и пока не подаёт признаков закрытия, туда и шли на поклон. Все прослышали, что где-то в Отрадном (вроде как даже неподалёку от того места, где был первый московский рок-клуб кафе «Отрадное») есть некий клуб «Вояж», или, как его официально называли, «Клуб милиции», не знаю почему. Возможно, потому что его крышевали менты. А может быть он был в бывшем здании кого-нибудь ДК РУВД. В остальном, это было вполне приличное место, где сегодня выступали мы, а завтра вполне мог бы выступить Гарик Сукачёв или Владимир Кузьмин.
— В.Р.: Ничем не запомнилось. Я б и названия клуба в жизни бы не в вспомнил.

— Были какие-то специальные приготовления или это был рядовой концерт?
— Д.С.: Готовились, конечно, сильно. Репетировали, что называется, не вынимая. Ну и в плане DIY промо тоже поработали.

— Ваван, расскажи о съёмках видеоклипа. Как они проходили, кто был режиссёром? Судя по тому, что в нём мелькает Джек Золотарёв, снимался он уже после выхода альбома…
— В.Р.: Режиссёром стал Саша Бурчак, начинающий видео-любитель, мой друг с района. Он где-то притырил странную такую камеру, она использовалась в институтских аудиториях для того, чтобы ретранслировать то, что рисует преподаватель на бумажке на столе — на весь зал через телевизоры. А изображение давало — как телевидение начала 50-х. Картинка как бы размывалась при движении. Нам это показалось отличной фишкой. Мы выглядим как «Битлз» на ранних записях или словно мы на космической станции. Да и другой камеры всё равно не было. Рекордером выступил магнитофон системы SuperVHS, к которому шёл провод от камеры (сама камера, естественно, функций записи не имела).

[su_youtube url=»http://www.youtube.com/watch?v=vNf_i2vj0l8″]

— Почему выбрали именно песню Don’t Come? 
— В.Р.: Песню выбрал режиссёр, так как мы сказали: выбирай любую. Честно говоря, до конца не понимаю, почему он её выбрал. Весёлая — говорит — такая, задорная.

Снимался клип в спортивном зале школы, в которой располагалась студия нашего друга Шульца. Когда мы приехали на съёмку (ночью, естественно), то встретили в студии репетирующую группу П.З.О. (прообраз группы «Фантастика»), и наши друзья во главе с Колей Богдановым приняли участие в съёмках клипа, хоть и за кадром.

— Девушка, что появляется в кадре, та же, что и поёт на бэк-вокале, Валя Атаханова?
— В.Р.: Девушка в кадре — это не Валя Атаханова, записавшая вокальные треки на Best Before…, это подружка режиссёра, он снимал её без нас, и имя история не сохранила.

— По-русски альбом называется «Использовать до…». Как вы думаете, сейчас материал с него уже «просрочен»? Спустя 20 лет каким сейчас видится альбом Best Before…? Можно ли его воспринимать серьёзно?
— Д.С.: Мелодии — супер! Сделать русские тексты (как когда-то нам советовал покойный экс-барабанщик НАИВ Майк Полещук), записать в клёвом звуке — и будет нормальная пластинка.
— Д.Р.: Насколько он был тогда актуален и тем более насколько он актуален сейчас, очень сложно сказать… Cудить не нам, как мне кажется, но для нас это как двадцатилетняя зарубка, отметка, память нашей юности!
— В.Р.: Каждый альбом существует в контексте своего времени. Эти песни, это звучание — всё это отражение того исторического отрезка. С этой точки зрения материал давно просрочен, причём был просрочен уже на следующий год после его записи, так как все мы двигались дальше. А с другой стороны, если смотреть на Best Before… как на классический рок-альбом классической группы, то он вполне свеж и готов к употреблению. Естественно, подавать в охлаждённом виде.

Беседовал Борис Володин, www.tarafany.ru

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com

Теги материалов сайта:

Нашествие Презентация альбома MAXIMUM GREATEST HITS TOUR 2014 Distemper MAXIMUMHAPPY II Tour Челябинск Орёл Б2 Marky Ramone and Tarakany! SOBUT Точка Екатеринбург Ярославль Европейский тур 2011 Казань Башкортостан Сила одного тур Лусинэ Геворкян Украина Наше Радио Четыре таракана Три 15 Уфа Король и Шут Ramones Бригадный подряд Премьера Европейский тур 2005 Воронеж Европейский тур 2013 Приключения Электроников Ульи 1991-2019 Лучшие из лучших Минск Высшая школа панка Marky Ramone Татарстан Social Distortion Червона рутта Дмитрий Спирин / Василий Лопатин МЭD DОГ ДК им. Горбунова 50/50 (телепрограмма) Noize MC Ramones Night Tour 1.5 кг отличного пюре ГлавClub (Москва) Планетарий M24 Сила одного (тексты) Тверь СДК МАИ Yotam Ben Horin Дмитрий Спирин / Дмитрий Кежватов Байк-фест Петрозаводск R-Club Billy Idol НАИВ Пермь Эстония Киев Санкт-Петербург 25 лет. Лучший способ не стареть Иваново KUBANA Европейский тур Границы гетто тур Russian Rockets Over Europe Tour Архангельск Типа... панки и всё такое!... (фестиваль) Ростов-на-Дону Тула Барнаул Порт (812) Ижевск Доброфест Рязань Нижний Новгород Орландина Лужники Сплит-альбом Краснодар MAXIMUMHAPPY 2013 Германия Лампасы Удмуртия Кирпичи Элизиум Смех Москва Беларусь Браво Der Steinkopf Творческий вечер Страх и ненависть тур Властелины Вселенной тур Ракеты из России ‘05 Свалка Швейцария