cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Дмитрий Спирин: «Это была моя мечта». Группе «Тараканы!» — 30 лет

Раздел: Интервью

Интервью от 22 августа 2021

Московская панк-группа выступила с юбилейным сетом на берегу Днепра в Киеве.

30 лет — цифра серьёзная. Особенно, когда речь касается музыкального коллектива. Особенно панк-коллектива, учитывая что один из главных лозунгов в этой среде звучит как «Живи быстро, умри молодым». К счастью, для московской группы «Тараканы!» уже слишком поздно, чтобы умирать молодыми, ведь коллектив в этом году празднует два раза по 15 (именно в такой концепции и выпущен новый альбом — две части одного лонгплея с названием «15», что в сумме дает юбилейные 30).

Vesti.ua не могли пропустить такое событие и посетили праздничное мероприятие, пообщавшись с лидером группы Дмитрием Спириным. С нашего последнего интервью с музыкантом прошло уже более полутора лет (само видео мы опубликовали 1 июля 2020 на нашем YouTube-канале Вести Украина, но записано оно было во время концерта группы в феврале 2020 года, аккурат перед началом пандемии) и нам было о чём поговорить. К сожалению, в плотном графике артистов оказалось слишком мало времени, поэтому весь спектр интересующих вопросов мы охватить не успели, но тем лучше, ведь весной группа вновь выступит в Киеве и надеемся, мы сможем уделить диалогу куда больше времени.

Стоит ли вакцинироваться, как музыканты переживают пандемию и каково это, провести 30 лет в туровом автобусе, мотаясь по разным странам и городам, рассказывает мэтр панк культуры.

— Группе «Тараканы!» 30 лет. Скажи, как человек, который 30 лет провёл в дороге, писал песни, выходил на площадки разной величины — ты представлял себе в самом начале творческого пути, что это станет твоей полноценной работой?
— Привет! Да. Я к этому шёл, это была моя мечта, я хотел, чтобы это было именно таким образом. Чтобы это приобрело этот вид, чтобы это приобрело все те атрибуты о которых ты сказал. Когда я мечтал быть в группе и когда мы делали свои первые шаги, никто из нас и я, в том числе, не рассчитывали навечно поселится в подвалах. Мы не рассчитывали на то, что мы поделаем это год, полтора, два и бросим. У нас были серьёзные планы. Если бы мне тогда сказали, что твоя группа просуществует 30 лет, я бы наверное ответил: «Да? Правда? Это круто!». Потому что это плюс-минус совпадает с моими планами на жизнь. В общем и целом могу сказать, что это именно то, как я и хотел. Я себе это смутно очень представлял, в каких-то моих фантазиях и картинках, которые ты выстраиваешь о своем будущем, оно у меня не рисовалось, то есть, я не понимал где наше место будет и как оно будет. Потому что, в 91 году стадионный рок (то есть, те группы, которые собирали стадионы, как русский рок так и западный) — это было очень далеко от той музыки, которую мы собирались играть и я себе с трудом представлял как мы, вот с такими песнями можем вдруг ни с того ни с сего стать предметом интереса тысяч или десятков тысяч людей. Но, всё-таки, как я и сказал, у нас были планы далеко идущие, но не слишком амбициозные.

— А ты допускал, что у тебя будет какая-то основная работа, а музыка будет как хобби?
— В теории, я это допускал, но я это допускал как временную необходимость.

— Был ли план «Б»?
— Нет, плана «Б» у меня не было. У меня не было такого, что «вот я сейчас овладею какой-нибудь профессией, получу какое-нибудь хлебное образование и займусь музыкой, а у меня эта профессия будет лежать в загашнике и в случае, если с музыкой «не пойдёт» или какие-то будут провалы, я ей воспользуюсь. Такого не было точно. В 91-92 году я думал, что прежде чем мы начнем зарабатывать на жизнь своими концертами, пройдет лет 5, но на самом деле, прошло лет 10 (смеётся),и поэтому, чем-то мне всё равно придётся зарабатывать на жизнь, что-то мне придётся делать параллельно. И для меня это представлялось просто как какая-то грустная необходимость. Окей, если я буду подыхать с голоду — значит я пойду на работу. Если будет совсем худо или группу надо профинансировать — ну что же, придётся зарабатывать деньги каким-то другим образом. Но, группа всегда будет в приоритете. Поэтому, у меня всегда четкая и артикулированная позиция, что мы идём к тому, что когда-либо наступит день и мы сможем обеспечивать себя, обеспечивать свои семьи и обеспечивать все потребности коллектива музыкой. Это наша мечта, мы хотим этого. И где-то именно в этом месте, в этой точке, в этом моём желании, в этой моей мечте, сосредоточены те противоречия которые самыми первыми появились у меня с так называемым панк-комьюнити. В те времена они ещё не были хорошо ознакомленными и погружены в современные тенденции, когда грубо говоря, такие люди как Фэт Майк или музыканты всей калифорнийской волны и также огромное количество других сцен уже смогли наладить, отрегулировать, проложить и реализовать какие-то схемы, которые позволяли им сохранять свою творческую независимость и тем не менее зарабатывать на жизнь. И, условно, в 91, 95 и даже в 97 году в российской панк-сцене эта позиция казалась абсолютно не приемлемой.

— Как говорят сейчас — зашквар!
—Да, зашквар, продажность, селлаут и все вот это вот.

— Тогда, к сожалению, не было интернета и документальных фильмов о NOFX, в которых они сами рассказывают о том, как зарабатывали деньги на музыке.
— Естественно, ничего это не было и вовсе. Но, тем не менее, уже тогда в нашей среде гуляла видеокассета под названием NOFX: Ten Years of Fuckin’ Up и было понятно, что эти ребята делают свои собственные концерты, самостоятельно букируют их. На тот момент уже было ясно, что за эти десять лет, которые якобы представлены на этой VHS кассете, они прошли путь от концертов на заднем дворе у своих друзей до, если не хэдлайнерского статуса, то по крайней мере, достаточно мощного статуса на крупных европейских фестивалях и было понятно, что эта группа, как и многие другие группы, они стали популярными и стали зарабатывать деньги. И мне очень хотелось так же. Но, могу сказать, что я не находил понимания в среде тогдашних наших коллег по сцене. Но, разве что НАИВ продвигали те же самые позиции и мы в каком-то смысле подтягивались за ними, потому что они намного больше были погружены и в музыкальную составляющую и в идеологическую. У руля в НАИВ были Саша Иванов и Максим Кочетков, два человека, которые овладели английским настолько сильно, что они просто понимали всё, о чём пишут в фэн-зинах, о чём поют NOFX и Green Day, The Offspring, Rancid и так далее.

— Плюс, они там бывали и вертелись в этой среде.
— Так и было, да. Но, у остальных, это конечно всё вызывало недоумение, отторжение и естественно, обвинения. Но мне было пой. Я знал, что если панк-рок требует от меня быть бунтарём, то мой бунт будет заключаться в том, что я отказываюсь жить по тем социальным канонам, которые применимы в этом обществе и которые все эти самые бунтари так или иначе все равно на себя примеряют и применяют. Потому что, многие из этих бунтарей были бунтарями по выходным, а так то они конечно, так или иначе социализированы были. А я для себя решил — нихуя. Пускай ебёся в рот высшее образование, мне насрать на необходимость зарабатывать на жизнь и иметь чёткую и внятную профессию и образование. Я заработаю тем, что буду играть в панк-группе. И так оно и получилось.

— И всё-таки, не пора ли открывать паб где-нибудь в Будапеште?
— Я всё время думаю о том, что было бы неплохо, какими-то дополнительными, пассивными источниками дохода обзавестись. Наверное, виниловый магазин в Москве и является шагом на этом пути. Хотя, конечно, он очень сильно связан и с группой и с музыкой и с моим хобби виниловым. Но тем не менее скажу, что один из пассивных доходов — это что-то типо пабчика в Будапеште.

— Не пора ли взять передышку и сосредоточиться на чем-то другом?
— Возможно. Мы уже давным давно не являемся группой, которая функционирует в режиме «белки в колесе». Если нам надо, мы берём эти самые отпуска, мы прерываем нашу деятельность. Иногда эти отпуска длятся по году-полтора и возможно после этого тура мы тоже такой отпуск возьмём. Все понимают, что мы уже ребята, как бы, не подростки и нам, конечно, нужно много времени дополнительного для того, чтобы приходить в себя, отдыхать и физически и морально, для того чтобы находить новую творческую энергию, творческие силы и для того чтобы посвящать время семье и побочным делам. В этом смысле я с тобой абсолютно согласен. Хорошо, что у нас так налажено дело, что мы можем себе это позволить.

— То есть, после тура, вы возьмете паузу?
— Из-за ковида непонятно когда этот тур в целом закончится и что можно будет считать концом этого тура. Например, вчера на этой площадке играла белорусская группа Nizkiz. Организаторы сказали нам, что этот концерт состоялся вчера в результате четвёртого подряд переноса. Сколько раз будут переносится наши концерты — непонятно. Может он будет длится 3 года или 4. Вполне возможно, что перерывы между концертами будут длится по несколько месяцев, поэтому мы не очень сильно будем уставать.

— Скажи, как себя чувствует человек, который 30 лет жизни провёл в туровом автобусе?
— Я себя ощущаю вполне комфортно. Я редко когда относился к пребыванию в туровом автобусе как к элементу дискомфорта.

— Нет чувства ломоты и боли в спине?
— Наши автобусы, пусть медленно, но верно обрастали элементами комфорта, становились более вместительными, а последние несколько лет и вовсе появилась возможность передвигаться лёжа. Хотя, это по-прежнему не уровень европейских или американских звёзд которые арендуют большие найтлайнеры с большими лежачими местами, тем не менее, наши самые обширные по географии туры всегда были организованы так, чтобы мы передвигались на двух больших автобусах со спальными местами. В остальном, если не говорить о дискомфорте чисто физическом, на самом деле, это вполне себе комфортная жизнь. В каком-то смысле, она даже приятная. Во-первых — ты всё время передвигаешься, а не сидишь на месте. Для людей, которые по своему психическому темпераменту чувствуют себя более «на месте» когда они передвигаются в пространстве, а не являются «вросшими» в одну точку, это конечно очень приятно, потому что ты как бы в движении. Есть такая философская максима — «Движение — это жизнь. Результат — это смерть». Во-вторых, что вообще приятно — в туре уходят все элементы бытовухи. На это время, что ты в туре, у тебя прекращается необходимость размышлять о том, что ты делаешь завтра, как ты питаешься завтра, где ты будешь жить. Другие люди держат эту информацию в голове, другие люди заботятся о тебе.

— Не волнуешься, как оплатить коммуналку…
— Да, этого вообще нет. К тебе приходит тур-менеджер и говорит: пожалуйста, завтра в 9:00 утра встречаемся внизу в лобби гостиницы, садимся в автобус и едем в следующий город. Примерно, по расписанию, мы туда прибываем в 15:30, в 16:00 у нас саундчек, в 20:00 мы на сцене. Когда ты понимаешь, что тебе нет необходимости ближайшие несколько недель расходовать свои собственные ресурсы на решение своих бытовых вопросов, на размышление о том, как и чем ты будешь заниматься — это очень спокойная и комфортная ситуация и вообще она охуенная я считаю. Плюс, ты каждый вечер делаешь то, что ты любишь делать. Каждый вечер ты занимаешься своей любимой работой. И это дико приятно. Конечно, допускаю, что до определённого этапа, до определённого уровня популярности, любые рок-группы в турах скорее, всё-таки, испытывают неудобства. Когда ты ещё не настолько популярен, чтобы собирать какое-то количество аудитории, которое позволяло бы тебе останавливаться в гостиницах, нанимать себе комфортный автобус, иметь в штате тур-менеджера и тому подобное, конечно, это испытание. Это на физическом уровне достаточно тяжело. Те группы которые играют в каких-то сквотах или лофтах или концерт с бесплатным входом или за очень дешёвый вход, DIY-группы которые вынуждены ночевать на полу в спальных мешках, вписываться и так далее, очень многие группы распадаются и не переходят на другой, качественный уровень именно потому, что — первый такой тур, второй такой тур, третий такой тур… Ничего качественно не изменяется, публики не добавляется, аудитории не прирастает, твои туры не переходят на другой уровень и это разочаровывающе влияет на музыкантов и конечно возникает большой риск, что музыканты перестанут внутренне мотивироваться. Да, музыка мотивирует, желание играть в рок-группе мотивирует, желание сочинять со своими друзьями, ваши самые клевые рок-песни мотивирует. Но, когда нет «выхлопа», и это выражается именно в физическом дискомфорте, это может очень быстро и кардинально поменять отношение.

— Но вы прошли через это всё и перебороли это?
— У нас, всё-таки, чуть было не так. Потому что, первые 10 лет нашего существования фактически не было интернета и мы не имели возможности распространять нашу музыку свободно и повсеместно. Мы могли распространять нашу музыку только на физических носителях, а это означало, что наши концерты, они ограничены несколькими городами. Дальних туров, которые как раз-таки предполагали все эти не очень комфортные условия, о которых я говорил до этого их у нас не было просто. А когда они уже начались, мы пытались ездить в те города где нас знают, мы пытались ездить в те города, где концерты позволяют так или иначе зарабатывать на жизнь и у нас ещё долгое время также не было вот этих самых туровых автобусов, потому что это только в Европе и Америке элемент и признак какого-то стартового уровня DIY-групп. А в России, Украине или Беларуси снять туровый автобус и поехать в нем на гастроли — это признак того, что ты мажорчик, при бабле. Это было абсолютно невозможно. Мы ездили в плацкартах, с десантниками, дембелями, спортивными фанатами и т.д.

— Давай поговорим о пандемии. Как ты лично и музыканты в целом пережили весь этот кошмар?
— Мы переживаем его до сих пор. Переживаем плохо и справляемся еле-еле, могу признаться честно. По нам это ударило значительно более весомо, потому что, если первый год пандемии мы справились тем, что незадолго до начала коронавируса у нас возникла идея отправиться в так называемый «барный тур» по подмосковным маленьким барам и клубам. И тут ударила пандемия и мы очень надеялись, что к осени либо всё рассосётся, либо просто так получится, что вот эти самые маленькие бары, они будут продолжать работать и мы, так или иначе проскочим. Так оно и получилось. Но, этот тур был экспериментальным, понятное дело, он не мог распространится и продлится на юбилейный год. И вот, когда этот самый юбилейный год наступил, мы столкнулись с очень большими проблемами. Потому что, юбилейный год, предполагает юбилейный тур и юбилейный размах. Здесь невозможно взять и всё масштабировать до баров и пабов. Здесь невозможно продавать билеты в залы, в которых 50% ограничение, здесь невозможно играть в сидячих залах, а именно такие сейчас у нас в стране условия. Это либо предписание местных властей о том чтобы концерты проводились только в сидячих местах, либо с очень большими ограничениями. Поэтому, наш тур «30 лет» , к сожалению, как я уже сказал, тут же стал зоной риска переносов и мы переживаем это до сих пор. Ни один фестиваль этого лета, на который нас пригласили, так и не случился, все они были отменены или перенесены, некоторые повторно. Мы очень сильно грустим и не понимаем, что и как мы будем делать.

— Как ты думаешь, какая-то тенденция к улучшению есть?
— Я очень сильно уповал на вакцинацию, но столкнулся с другим парадоксом. Мы очень взбодрились, когда узнали, что на земле появились вакцины, в России их появилось аж 4 штуки, разных. И вдруг выяснилось, что какая-то значительная часть наших поклонников и не только наших поклонников, а вообще, наших сограждан, имеют антивакцинную гражданскую позицию. И в этом смысле, мы конечно по разные стороны баррикад, потому что для нас всеобщая вакцинация является единственным каким-то внятным, вменяемым и очень эффективным способом выхода из вот этого вот неприятного положения, в котором очутились мы как участники музыкальной индустрии. А наша публика считает, что российские власти хотят её отравить, хотят сделать что-то нехорошее с их будущим потомством и обвиняет нас в том, что мы «переобулись в воздухе», что мы вот до этого были такие, как бы сказать, антипутинцы, топили за свободы, за демократию, за свободу слова и мысли и так далее и тому подобное. И вдруг, стали топить за вакцинацию, и огромное число жителей России ставит знак равенства между вакцинацией и государственной пропагандой. И конечно здесь я нахожусь в очень-очень разочарованном состоянии, потому что люди не хотят ни к чему прислушиваться, не хотят ничего знать, они не хотят думать ни о чем, они хотят чтобы им позволили умереть от коронавируса не вакцинированными. А наша индустрия, концерты, выступления любимых групп, фестивальное лето — ну пускай оно как-нибудь само по себе перетопчется.

— Ты вакцинировался?
— Конечно.

— И как тебе? Были ли побочные эффекты? Как ты вообще относишься к «Спутнику»?
— Мне похую у меня есть антитела и я этому очень рад!

— То есть, тебе было не важно какой вакциной колоться? Хоть российской, хоть какой-то другой?
— Абсолютно. Я из советского поколения людей, которых вакцинировали от оспы, от туберкулеза, от холеры, от чумы на третий день после их возникновения на свет. Нас и наших родителей никто не спрашивал в СССР, хотим мы этого или нет, поэтому я к идеи вакцинации отношусь в принципе ровнее намного и не так эмоционально.

— Были какие-то побочки?
— Вообще нет.

Беседовал Данил Перетяжко

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com

Теги материалов сайта:

Ижевск ГлавClub (Москва) Барнаул Типа... панки и всё такое!... (фестиваль) Ramones Планетарий Браво Москва Приключения Электроников 1.5 кг отличного пюре Червона рутта MAXIMUM GREATEST HITS TOUR 2014 Киев MAXIMUMHAPPY II Tour The Power of One Tour Russian Rockets Over Europe Tour Воронеж Marky Ramone Рязань Космонавт (клуб) Властелины Вселенной тур Пермь XXV лет: Лучший способ не стареть Швейцария Зеленоград СДК МАИ Минск Доброфест Европейский тур 2005 Екатеринбург Европейский тур 2011 Акустика: Полный привод Уфа Ракеты из России ‘05 Санкт-Петербург Наше Радио Ростов-на-Дону Европейский тур 2019 MAXIMUMHAPPY 2013 Порт (812) M24 Ульи Петрозаводск XXX лет: Право быть собой! Эстония Границы гетто тур Дмитрий Спирин / Василий Лопатин Четыре таракана Орёл Лампасы Лужники Байк-фест Б2 Billy Idol Беларусь Тверь Король и Шут Distemper Нижний Новгород Страх и ненависть тур Украина Европейский тур Удмуртия Германия Сила одного (тексты) Точка НАИВ 1991-2019 Лучшие из лучших Башкортостан Бригадный подряд Краснодар Marky Ramone and Tarakany! Смех Лусинэ Геворкян Свалка Казань МЭD DОГ Высшая школа панка Нашествие Ramones Night Tour Тула ДК им. Горбунова Творческий вечер Три 15 Смоленск Кирпичи Челябинск Татарстан Премьера R-Club Иваново Новосибирск Орландина Сплит-альбом Дмитрий Спирин / Дмитрий Кежватов Презентация альбома Элизиум Ярославль Der Steinkopf Сила одного тур