cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Дмитрий Спирин: «Говорят, что мы продались пиндосам»

Раздел: 2018

Лидер «Тараканов!» — о том, за что власть не любит панков, а панки власть.

Девятого июня в Сахаровском центре пройдёт панк-фестиваль в поддержку антифашистов, пострадавших от пыток ФСБ.

Это не первая попытка музыкантов проявить солидарность с оппозиционными силами. Связь между панком и актуальной политикой очевидна. Её подтверждают и силовики, которые регулярно срывают концерты. В середине мая СОБР ворвался на фестиваль в Питере, поставил всех к стенке и заставил фотографироваться с провокационными табличками, которые сам же принес, чтобы оправдать налёт наличием в зале «экстремистов».

За несколько месяцев до этого правые радикалы напали на концерт, который анонсировался как антифашистский. Ситуация накаляется. О том, что всё это значит, мы говорим с Дмитрием Спириным, лидером «Тараканов!», одной из самых известных панк-групп страны.

— Нет ощущения, что вернулись нулевые, времена, когда чуть ли не каждый второй сейшн кончался задержаниями и дракой с неонацистами?
— Мнение панк-сообщества сводится к тому, что противостояние с правыми, которое доходило до уличных войн и реальных человеческих жертв, осталось в прошлом. Но, конечно, это иллюзия. Я уверен, что они и по сей день мониторят интернет, отслеживая каждый концерт. Читают афиши, видят, что их расшаривают антифашистские сайты, — и всё, выводы сделаны.

— А насколько эти выводы оправданны? Панк-сцена действительно политизирована, или у властей и правых активистов паранойя на этот счёт?
— Все музыканты, с которыми я испытываю внутреннюю близость, так или иначе говорят о политике, и их позиция далека от позиции правящих верхов. Вы можете взять любую песню групп «Порнофильмы», Louna, «Элизиум» — там это будет. А есть ещё сотни маленьких, не очень известных групп, и большинство из них не в восторге от того, что происходит в России. Я уже не говорю о хардкор-сцене, там всё ещё жёстче. Реакция на ад, который устраивают власти, есть почти у всех. Другое дело, что широкая публика об этих группах, скорее всего, даже не слышала. Но наш жанр сейчас вообще не в топе, он не является трендсеттерским. Я имею в виду даже не панк, а рок в целом. Он, безусловно, в упадке. По-настоящему мнение молодёжи формирует хип-хоп, там совсем другие масштабы.

— Интересно, что рэперов в основном никто не прессует. Это и странно. Агрессия направлена на группы, которые слушают полторы калеки.
— Насчет хип-хоп-сцены и шансона, которым прощают многое, и мат, и наркотики, и экстремальные высказывания по нацвопросу, у меня есть такая версия. Во-первых, в хип-хопе много правых, то есть идеологически близких. Во-вторых, кто же тронет звезду, собирающую миллионы просмотров? Очень трудно закрыть концерт исполнителя, который вчера был на программе у Урганта. У этих артистов, несмотря ни на что, сложился приемлемый мейнстримовый имидж. Для примера: концерты «Порнофильмов» закрывают за мат, а концерты «Ленинграда» не закрывают. Видимо, у Шнурова социально приемлемый мат, а у панков нет. И в этом как раз логика есть: развлекать и прикалываться можно, а заставлять думать нельзя.

— Но это реакция властей, а публика как на вас реагирует?
— Я периодически читаю комментарии, где говорится, что мы продались пиндосам, и даётся совет поскорее валить в Америку. Уже несколько лет поклонники нашей и других групп высказывают мнение, что политика в текстах задолбала. Мы даже записали об этом песню «Ну хватит о политике».

Поразительно, что в начале нулевых панк-публика критиковала группы за то, что они не поднимают социальные вопросы в своих песнях, а сосредоточились на подростковом сексе, скейтбордах и пиве. Сейчас всё перевернулось. Те же люди требуют скейтбордов и пива, а политики не хотят. Развлекайте нас! Но панк по своей природе чистым развлечением быть не может, даже лёгкий поп-панк, который играем мы. Да, мы по-прежнему стараемся сочинять цепляющие мелодии, делать музыку светлой и позитивной, но это вовсе не исключает того, что у нас есть позиция.

Посмотрите на западную сцену: Bad Religion, NOFX, Anti-Flag. Или Green Day — куда уж попсовее! Но всё это социально активные группы. Их лирика буквально пронизана политической проблематикой.

— А откуда у вас вообще протестные настроения? Это дань жанру или вам лично что-то мешает в окружающем мире?
— Вам сколько лет?

— 45.
— Тогда вы меня поймёте, мне 43. Наше поколение плюс-минус пять лет — прослойка, которую власть должна опасаться особенно сильно. Нам было по 10-13 лет в 1985 году, когда началась перестройка. Мы хорошо помним последние годы СССР. Обязаловку, принудиловку, пионерию, комсомолию, все эти «Марш строем в столовую!». И именно наше поколение к попыткам реставрации относится наиболее болезненно. Мы радовались разрядке, мы плакали от счастья, когда к нам стали приезжать западные рок-музыканты, нам нравилась гласность, ускорение, весь этот свежий ветер.

В отличие от наших родителей мы не были укоренены в советской реальности, но в отличие от следующего поколения мы её хорошо себе представляем, она для нас не абстракция.

Меня не надо сажать или как-то специально прессовать, чтобы я возненавидел тоталитаризм, я ненавижу его просто исходя из своего жизненного опыта.

Демократические ценности и гражданские свободы для меня не абстракция, это личное дело. Мне, музыканту Диме Спирину, никто пока, слава богу, палки в колёса не ставит. Но достаточно посадить Pussy Riot, избить нагайками протестующих, пытать антифашистов по сфабрикованным обвинениям, чтобы я почувствовал, что свобода моя ограничена.

— И что в этой ситуации делать?
— Многие уезжают.

— А у вас не было таких мыслей?
— Если прозвучит убедительное предупреждение: «Дмитрий Александрович, вам пора…» — соберу манатки и поеду. У меня нет на этот счёт какой-то внутренней рубки. Я не патриот, я планету Земля люблю целиком, вне зависимости от государственных границ. Я, может быть, потому и не активист (а активисты тоже патриоты в каком-то смысле) и песни сочиняю умеренно протестные, не тычущие пальцем в конкретных персон, а говорящие о проблемах в целом, в планетарном масштабе.

Я не сторонник идеи, что если чуть-чуть ещё побороться и свергнуть всех злодеев, то Россия станет чудесным местом. Я видел эту страну в трёх разных ипостасях. Советская власть, горбачевско-ельцинские реформы и то, что сейчас. Я был жертвой иллюзии о том, что пройдёт ещё чуть-чуть времени, придёт новое поколение, гопники вымрут, и будет всё круто. Случилось ровно наоборот. И большинство населения такой расклад одобряет.

— Чувствую безнадёжность в ваших словах.
— Так и есть. Знаете, я в 1991 году, когда начинал, хотел играть простую весёлую музыку, позитивную, светлую. Казалось, именно такое будущее предстоит нашей стране. Надо признать, что эти представления потерпели полный крах.

Беседовал Ян Шенкман

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com