cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Тараканы!: Новый этап

Раздел: 2018

Заняв солидный статус в России, группа «Тараканы!» намерена расширить границы за пределами СНГ. «Мы всегда делали музыку, которая может быть интересна людям, которые не находятся в нашем языковом поле», — говорит Дмитрий Спирин. Вскоре «Тараканы!» выпускают англоязычную версию альбома «Сила одного» на лейбле A-F Records. Более подробно об этом релизе, намерениях группы, а также об особенностях европейского музыкального рынка, мы поговорили с Дмитрием Спириным.

— Вскоре у вас выходит англоязычная версия альбома «Сила одного». Можешь рассказать, с чего всё началось? Почему решили выпускать англоязычную версию?
— На самом деле всё началось ещё в 91 году, когда мы только образовались. В те времена было совсем другое отношение к року и другая атмосфера. Казалось абсолютно нормальным и реальным, что группы с территории бывшего СССР имеют полное право и потенциал быть востребованными за границей. Были не только всевозможные социальные и политические предпосылки, но и конкретные примеры — очень много отечественных коллективов ездили на Запад с гастролями. Например, «Ва-Банкъ», «Браво», «Пого», НАИВ, «Монгол Шуудан».

— Это были 90-е годы, правильно?
— Конец 80-х — начало 90-х. И только возникшие как коллектив, «Четыре таракана», тоже имели такой заряд и потенциал. Мы никогда себя не ощущали русским роком и группой текстово-ориентированной. Мы играли музыку, которая нам казалась абсолютно космополитичной, понятной любому человеку без привязки к языку, на котором исполняются песни. Поэтому уже тогда, на самом-самом первом нашем альбоме, были песни как на русском, так и на английском языках. С тех пор «Четыре таракана», а затем и «Тараканы!» свои песни играли, сочиняли и записывали на разных языках. Достаточно вспомнить альбомы: «Улица Свободы» и «Ракеты из России», у которых также есть англоязычные версии. Грубо говоря, мы всегда в этом направлении мыслили. Когда мы записывали еще предыдущий альбом — MAXIMUMHAPPY, у нас на горизонте появился лос-анджелесский лейбл Punk Outlaw Records, заинтересованный в том, чтобы издать в Штатах пластинку, которая была чем-то вроде «сборника лучших хитов».

— В 2014 году вы выпускали Russian Democrazy.
— Все правильно. Так вот, вместе с MAXIMUMHAPPY мы записывали также англоязычные версии для Russian Democrazy. То есть мы практически вернулись к практике, которую применили для «Улицы Свободы» и «Ракеты из России». Когда на студии, записав русскоязычное пение, я практически тут же переходил к записи этой же песни на английском языке. Правда, на этот раз были некоторые существенные изменения.

— Какие именно?
— Тексты для Freedom Street и Rockets From Russia нам сочинял филолог, человек, который очень хорошо знал английский язык и изучал многие его проявления, тем не менее он был русским. Поэтому во многом, те тексты звучат наивно и кое-где даже неграмотно. В том плане, что возможно, какие-то фразы построены так, как не принято, либо так, как носители языка не говорят. А уже для адаптации текстов песен для Russian Democrazy, мы пригласили американца, который достаточно давно живет в России — это Трэвис. Он работал сначала с группой «Слот», а потом с Louna. И помимо того, что он носитель языка, он ещё и музыкант. И для Russian Democrazy он не только сделал классные тексты, но ещё и работал со мной над произношением. И самое главное, в лице Трэвиса, мы получили человека, который сидел вместе со звукорежиссёром и правил меня во время записи. Правил не с точки зрения пения – ритмики, звуковысотности или интонирования, а с точки зрения произношения.

— Такая же практика была применена и на записи альбома «Сила одного»?
— Практически, на студии в Германии мы полностью записали альбом «Сила одного» в русскоязычной версии, а спустя несколько месяцев, взяв звуковые инструментальные дорожки, мы уже вместе с Трэвисом, записывали англоязычные треки на студии в Москве.

— Сложно ли было тебе записывать вокал на английском?
— Очень сложно. Это была серьёзная, геморройная история. У меня вроде бы есть опыт записи на английском языке. Как я уже сказал, мы сделали в таком виде не один альбом, но когда ты работаешь с продюсером, чья функция — добиться от тебя наилучшего результата, то это действительно очень серьёзно и тяжело. В особенности, это тяжело, когда нет внятной языковой практики. Когда твой вокальный и обычный речевой аппарат настроен на другую фонетику. Когда ты предметно не занимался языком и произношением. Тем более когда требуется за сжатое количество времени записать пение на иностранном языке так, чтобы это звучало доходчиво и понятно.

—Если сравнивать запись вокала на русском и английском, насколько второй вариант занял больше времени?
— Русскоязычные треки я записывал примерно неделю, в среднем — 1-2 песни в день. Но тут нужно понимать, что мы используем очень много дабл-треков, то есть это непросто спел и пошёл, а когда ты записываешь вокальный трек, потом ещё один такой же, а для припева — четыре. Эту технологию записи использует наш дюссельдорфский продюсер, чтобы потом, с применением студийной магии, мы получили круто звучащее пение. Аналогичным образом мы с Трэвисом записывали англоязычный вокал на студии в Москве, только длилось это около месяца. Примерно, в четыре раза дольше.

— Нужно ли было переаранжировать какие-либо песни для этого релиза?
— Нет, мы брали целиком и полностью готовые инструментальные треки. Единственное, мы сократили альбом, удалив из него несколько песен, которые посчитали чересчур понятными исключительно для нашей аудитории. Либо такие песни, чьи тексты не подвергались англоязычной адаптации. Мы не стали записывать песню «День победы», «Сто жизней» и «Вечный кайф». Зато мы переписали сингл, который предварял осенью 15-го года выход «Силы одного», песню «Что я могу изменить?». В ней также принял участие специальный гость — Никола из Millencolin.

— Расскажи, как вам удалось заключить контракт с A-F Records?
— Практически сразу после того, как мы завершили запись и отправили англоязычные вокальные треки обратно в Дюссельдорф, чтобы Микаэль Черницки приступал к повторному сведению, я приступил к поиску звукозаписывающей компании для издания альбома. Это длилось примерно полгода. В песне Killing Pigs, так же как и в русскоязычной её версии, у нас приняли участие большое количество гостей, которые в своей жизни придерживаются веганской или вегетарианской этики. Одним из них был Крис Баркер из Anti-Flag. Когда я получил сведённый трек Killing Pigs, то разослал его абсолютно всем нашим гостям, чтобы они просто заценили что получилось и выразили своё отношение к тому, как это всё звучит. Ответ Криса был абсолютно восторженный, он очень сильно взбодрился от этого трека. И я соответственно спросил: «Не было бы ему интересно издать альбом с этим треком на своём лейбле?». На что он сказал: «Это тема для разговора. Почему бы и нет?! Давайте, обсуждать». До этого мы около полугода бились в закрытые двери и никого не могли заинтересовать этим альбомом. Вернее, был небольшой процент компаний, которые радушно отзывались и были заинтересованы, но потом оказывалось, что по разным причинам они не могли поставить нас в график своих релизов.

— Каким был самый распространённый ответ со стороны лейблов?
— То, что альбом уже вышел в России либо вот-вот выходит. Наиболее интенсивный режим поиска компаний за границей пришёлся на время, когда у нас уже была готова дата релиза в России и СНГ. Соответственно поэтому, интерес компаний пропадал. Они объясняли, что цикл подготовки к релизу, в особенности, когда они берут новую, неизвестную на их рынке группу, длится примерно 6-8, а ещё лучше 10 месяцев. И они заинтересованы в том, чтобы непосредственно от них состоялся релиз этого альбома на всех территориях и, в первую очередь, на той, где группа известна больше всего.

— Но ведь по сути, это разные альбомы?
— Мы пытались обращать на это внимание, но для компаний, которые занимаются такой музыкой, это нестандартная ситуация. Во всём мире, если коллектив поёт на английском, неважно где он находится в Германии, Швеции, Финляндии или Японии, то он просто выпускает альбом на английском языке. Если это немецкая группа, поющая на немецком, то она, в принципе, не выпускает никаких языковых дубликатов. Поэтому было очень сложно убедить, что это всё-таки два разных релиза и их следует разделять.

— Получается, что только A-F Records заинтересовались этим альбомом?
— Длительное время в переговорах с A-F Records также была третья сторона — итальянский лейбл Rude Records. Предполагалось, что A-F выпустит этот релиз для Америки, а Rude возьмет на себя Европу и Австралию с Японией. Когда мы все вместе встретились в августе месяце и обсудили перспективы трёхстороннего сотрудничества, мне казалось, что мы обо всем договорились. Но потом выяснилось, что для Rude это было поспешное решение. Президент компании Илич с большой симпатией отнесся к «Тараканам!» и к этому альбому. Но его маркетинговый отдел обратил внимание, что группа новичок на европейском рынке. Действительно, все наши туры в Европе были очень хаотичными, к тому же на тот момент мы уже входили в режим отпуска, и не было вообще никаких концертных дат анонсировано. А они достаточно сильно обращают внимание на то, насколько группа уже занимается самопрезентацией на тех рынках, на которых собирается выпускать альбом. В результате Илич извинился и попросил держать его в курсе того, что происходит у «Тараканов!». Видно, что он заинтересован, но с новыми артистами не всё так просто.

— Получается, что спустя 25 лет, вам приходится начинать всё сначала, только теперь на европейском рынке?
— С Rude мы попали в аналогичную ситуацию, в которой группа была в 96 году — за некоторое время до подписания договора с Feelee Records. Эта ситуация двойственная и напоминает замкнутый круг. Тогда, существовавшие на российском рынке, рекординговые компании говорили нам, что они заинтересованы в том, чтобы подписывать тех артистов, которые уже заметны, участвуют в фестивалях, чьи треки светятся на радио и т.д. Но в то же время было понятно, что стать таким артистом без поддержки рекорд лейбла — невозможно. И получается, что вроде бы выпуск альбома на рекординговом лейбле делает коллектив заметным, и в то же время они не хотят тебя подписывать, пока ты таким не стал сам.

— А когда ты сам становишься знаменит, то лейбл тебе уже не нужен?
— Именно так. Видимо, в какой-то момент должна возникнуть такая ситуация, когда артист уже большой, но ещё не настолько сильно. Либо же рекорд лейбл должен такому артисту сделать предложение, от которого он просто обомлеет и сразу же согласится. Поэтому, чтобы убедить тех же Rude или компанию их масштаба, что наш следующий альбом имеет смысл выпустить на их лейбле, нам нужно серьёзнейшим образом самостоятельно поработать над формированием первоначальной фанбазы в Европе. К сожалению, в отличие от таких групп как Purgen, Distemper, чуть ранее Spitfire, а сейчас Siberian Meat Grinder, мы никогда не занимались европейскими турами и продвижением в Европе систематически. Все наши туры были какими-то урывками и имели длительные перерывы иногда по 5-6 лет. Поэтому нам только предстоит заниматься этим предметно.

— Следующий альбом «Тараканов!» вы планируете выпускать уже на каком-то европейском лейбле?
— Мы планируем, что следующий альбом «Тараканов!» также будет записан в двух версиях: на русском и английском. Только теперь мы понимаем, какие критерии должны присутствовать, чтобы, по крайней мере, присутствующий интерес не убить на корню. Скорее всего, это будет русскоязычный альбом, который мы выпустим при помощи российской компании, например, «Союз» или какой-то другой. При этом мы так же будем искать западный выпускающий лейбл с прицелом на то, чтобы релиз этого же альбома на английском языке, был в тот же самый день.

— Дима, можешь рассказать, что сейчас даёт группе выход альбома на российском лейбле? Если учесть, что группы сами занимаются записью, продвижением и прочим.
— Для групп, такого размера как «Тараканы!», крупный лейбл в России может дать тот тип условий, который был распространён на нашем рынке до краха физических носителей. Такие компании как «Союз», раз уж мы о них заговорили, могут предложить сумму, за которую мы отдаём им записанный альбом на определённый срок времени для его коммерческого использования. Фактически, ты единоразово получаешь от компании выплату, и эти средства используешь на цели группы — снимаешь видеоклипы, заряжаешь тур, рекламную кампанию и т.д. То есть эти средства артистом не проедаются и пропиваются, а идут на поддержку этого самого релиза. В таком случае в выигрыше и группа, и компания, которая приобрела права. При таком типе договора мы с себя убираем полностью геморрой, который связан с системой отчислений, происходящих в течении длительного времени. Но в том случае, если твоя пластинка вдруг пошла вверх и стала сенсацией, конечно отчисления лучше.

— Есть ещё какие-то преимущества?
— Также например, если это компания «Союз», то у неё есть возможность получения партнерских программ и различного промо от платформ, что тоже очень ценно. Самостоятельно мы этого добиться не можем, так как подобного рода преференции, международные платформы дают только крупнейшим региональным поставщикам контента. И ещё один плюс, то что «Союз» — это всё-таки офис с сотрудниками, которые опытные в этом бизнесе и которые наиболее адекватно подходят к сотрудничеству с артистами. Всегда приятно, когда у тебя за спиной есть не только твой собственный менеджмент, но и целый офис профессионалов, которые рубятся за то чтобы твою пластинку продать наилучшим образом. По большому счёту, на этом, наверное, все кайфы и заканчиваются. А ещё если выпускается физический носитель, то компания вкладывает в производство свои собственные средства. Но это относительно таких групп как «Тараканы!», повторюсь, так как это важный момент. Если говорить, например, о группе «Порт (812)», то тут уже вопрос: «требуется ли им выпускающий лейбл или нет?!». Потому что зайти на все платформы сейчас можно самостоятельно, изготовить физические носители можно самостоятельно, получить ту или иную поддержку в форматных медиа можно тоже самостоятельно. Не умеет этого делать только тот, кто не хочет учиться.

— Планируете ли вы тур в поддержку The Power of One в Европе или Америке?
— Альбом, который выходит на A-F Records, как таковой поддержки в виде тура не требует. Физический тираж у них расходится практически автоматически. У них есть, так называемый, Records Club и подписчики получают все релизы компании, которые выходят в течение года. Так реализуется половина физического тиража, другая половина прямыми поставками отправляется заказчикам. Что касается цифровой копии, мы думали подождать пока альбом разойдётся, появятся публикации в профильных медиа, рецензии и т.д. Ко всему прочему, альбом поддерживают пять видеоклипов, один из которых уже реализован на ресурсах A-F при сотрудничестве с New Noise Magazine. Впереди ещё 4 музыкальных видео, а также мини-документальный фильм о том, кто такие «Тараканы!», откуда они взялись, какова была история возникновения группы. Как наша группа существовала внутри, зарождавшейся на тот момент, панк-рок сцены, какие были политические, социальные и экономические предпосылки в те времена, с какими проблемами мы сталкивались, были ли у нас проблемы с властями и т.д. и т.п.

— Будет интересно посмотреть.
— Это была идея Криса Баркера, правда он говорил о небольшом ролике, но мы решили сделать 8-10 минутный сюжет, который будет порезан на три 3-минутных ролика. Это нужно чтобы американский и европейский зритель понимал хоть что-то про нас: кто мы такие, откуда взялись и какова наша биография. Кроме того наш сплит с Useless ID тоже выйдет в Европе на лейбле Shield Recordings. И мы надеемся, что это также поможет пробудить к нам некий базовый интерес со стороны публики. Поэтому, мне кажется, что нам имеет смысл мутить не американский, а европейский тур на весну 19-го года. Когда все потоки информации будут целиком и полностью сгенерированы, и наша музыка будет потенциальными слушателями освоена.

— Получается, что для вас выход альбома на западном лейбле — это возможность заявить о себе и плюс дополнительное промо. Концертной поддержки они не предоставляют?
— В процессе переговоров с Rude Records на наш конкретный вопрос: «Занимаетесь ли вы поиском букинг-агентств для своих групп. И возможно ли считать, что группа подписанная на Rude автоматически получает договор с каким-то букинг-агентством?». Они объяснили, что это происходит скорее на рекомендательном уровне. У них есть несколько букинг-агентств, с которыми их группы традиционно сотрудничают в Европе. Они могут им порекомендовать свою новую группу и заинтересовать перечнем усилий, которые они собираются или уже сделали для продвижения релиза. Однако, решающее слово за букинг-агентством. Если артист ему по каким-то причинам не понравился или он посчитал его неперспективным, то тут ничего не поделаешь.

Дело в том, что наша музыка: панк, хардкор, поп-панк и вообще рок в значительной степени просели практически на всех территориях. В России это ощущается сильнее, в Европе всё же меньше, в Америке, судя по интервью того же Криса Баркера, примерно как в России. Фестивали и выступления больших известных групп сейчас собирают значительно меньшее количество публики, чем 15 лет назад. Поэтому пытаясь, с такой музыкой как у «Тараканов!», продвинуться на новую для нас аудиторию, мы сталкиваемся с большим количеством проблем. В принципе, все упирается в финансирование. Найти букинг-агентство, которое на твои деньги организует тебе тур — проблем нет. Найти то, которое будет рисковать своими средствами — это уже целый вопрос.

— Вы всё же настроены решительно?
— Несмотря на то, что мы уже не юноши и для нас может быть поздновато начинать эти процессы. Несмотря на то, что в России уже у очень большого количества людей мы ассоциируемся, в первую очередь, с русским роком, как говорится, за что боролись — поразительным образом, мы для людей уже давным-давно стали группой русского рока. Поэтому немногие верят в успех наших намерений. Тем не менее, мы считаем, что наш музыкальный материал и мы как группа вполне достойны того, чтобы люди в этом жанре на нас обратили внимание и за пределами границ СНГ.

Ко всему прочему, здесь ещё вопрос отчасти тех деструктивных и весьма неприятных процессов, которые происходят в политической и социальной жизни в России. Если совсем сгущать краски и выдавать пессимистический прогноз, у меня ощущения, что мы и там, Louna, «Порнофильмы», Lumen и другие группы, у которых проскальзывает гражданская позиция, несоответствующая генеральной линии партии — если мы будем продолжать в том же духе, то через какое-то время наши перспективы на территории России будут сужены до такой степени, что продолжать обычную гастрольную практику и практику релизов нам будет либо невозможно, либо очень и очень проблематично. Потому что никаких подвижек в сторону раскручивания гаек, ослабления поводьев или хотя бы ослабления напряжения — не происходит. А о подвижках в сторону расширения гражданских свобод и демократических ценностей в нынешней России говорить невозможно. Все вышеописанные группы и «Тараканы!», в том числе, транслируют ценности, которые не то что бы нынешней власти не близки, они ею расцениваются как вредные. К сожалению, при помощи безостановочного промывания мозгов через медиа, эти ценности становятся чуждыми и большинству жителей страны под названием Россия. Так что если охлаждение к нам не состоится искусственным образом, в том смысле, что нам не будут при помощи политического или карательного аппарата вставлять палки в колеса, то вполне возможно, очень скоро у нас не будет достаточного количества единомышленников среди публики.

Средний возраст публики, которая приходит на концерты группы «Тараканы!» — это люди, которые в массе своей не хотят слышать о политике. О политике хочет слышать плюс-минус публика группы «Порнофильмы». То есть люди, которым пока нечего терять, которые более энергичны, для которых компромисс с совестью или какими-то внутренними ощущениями еще не является еже- дневной практикой.

Но те, кто ходит на концерты «Тараканов!», они конечно устали. Это люди, которые хотят просто стабильной жизни, потому что в свои 30+ они от этих самых общественных потрясений уже заманались. Они хотят семьи, детей и чтобы их любимая группа просто бодрила своими радостными и зачастую мотивирующими песнями.

— Ты всё же намерен высказывать свою гражданскую позицию?
— Несомненно, но всё значительно шире. Я намерен говорить о том, что меня беспокоит и продолжать писать тексты к песням, используя те темы, которые меня будоражат, которые заставляют нервничать и садиться что-то такое сочинять. А фильтровать эти темы ни из цензурных соображений, ни из соображений того, что снова отвалится какая-то значительная часть публики, потому что они больше не хотят этого слышать — я не хочу. В альбоме «Сила одного» для таких людей есть послание — это песня под названием «Ну хватит о политике». К сожалению, я позицию этих людей не разделяю, и в особенности болезненно отношусь к запросам: «Делай то, что мы хотим слышать!». Для меня это неприемлемо.

— Просто у группы «Тараканы!» сейчас солидный возраст и статус в России, но при этом вам заново придётся начинать все в Европе, хотя вы спокойно могли бы эксплуатировать юбилейные даты выхода альбомов. Тем не менее это не ваш вариант, вы все же не останавливаетесь.
— Если говорить начистоту, то одно не мешает другому. Не только в панк-андеграунде, но и в мейнстримовой музыке в России, есть артисты, которые активно продвигаются за границу. Мне кажется, давным-давно стоит забыть, что это два непримиримо разных рынка. В особенности, в случае с такой музыкой как у «Тараканов!». Для нас вполне реально все совмещать. Тут двойная работа только на студии – записать песни на двух языках. И впоследствии, представить альбом на разных территориях. Мы не отказываемся ни от юбилейных туров, ни от крупных концертов, посвященных круглым датам, ни от продвижения или поддержания своего статуса в России. Одновременно с этим, мы не можем долго находиться в расслабленном состоянии, возможно, это моё персональное шило в жопе. Для ребят, как я вижу, заняв определенный статус, находиться в нём постоянно — это тоже не вариант. Нам хочется вызовов, новых горизонтов, может даже иногда травматичного, но всё-таки преодоления. Не круто оставаться группой, известной только в России. Мы всегда делали музыку, которая может быть интересна людям, которые не находятся в нашем языковом поле. Я лично не вижу особых отличий между нами и западными коллегами. Разве что, английский не такой ловкий.

— К разговору о вызове, спустя время как ты оцениваешь проект «Много шума из ничего»?
— Если говорить о самом эксперименте, то он удался на 5 баллов. Технически и административно мы смогли все разрулить, и творчески у нас не было ни единого завтыка. Если говорить конкретно о песенном багаже, то я бы не менее 3-4 песен с этого альбома поместил в треклист грядущего тура. Мне очень нравится песня «Пыль и пепел» и предполагаю, что мы скорей всего будем играть её живьем. «Средь других единиц и нулей» мы даже перезаписали и сняли очень симпатичный видеоклип. На «Пыль и пепел» мы тоже снимаем, правда лирик-видео, тем не менее у этой песни будет видеоверсия. Также мне очень нравится текст песни «Враг №1». В мелодии и аранжировке мы, возможно, немного ошиблись, просто не было времени подольше покрутить, можно было половчее всё составить, но текст хороший получился. Ещё баллада, которую мы сочинили в самый последний день, «Спутник связи» — очень красивая и атмосферная песня. Правда, непонятно как её играть на концертах, но мы же играем: «Два по сто» или «Любовь со 101 взгляда». Кто знает, может быть, она сможет заменить одну из этих двух баллад?!

— А что непосредственно тебе дал этот опыт?
— Понимание того, что если группу поместить в условия цейтнота, в ситуацию когда нам надо сочинять вместе, а не порознь — это для «Тараканов!» эффективный способ существования в творческом смысле. Возможно, имеет смысл в будущем так же сочинять и наши новые альбомы. Только нужно будет устранить три вещи. Первое, не подавать это в виде YouTube-шоу, а просто заниматься творчеством. Второе, звукорежиссёром в это время должен быть обязательно сторонний человек. Потому что Дмитрий Кежватов и потом, ставший ему помогать, а иногда даже заменять, Василий Лопатин, конечно охеревали. Когда все записывали свои партии и шли спать, они сидели ещё перед мониторами часов по 5-6. И делали это для того, чтобы мы могли на следующее утро обнародовать этот самый трек. Что подводит нас к ещё одному фактору, который мы бы хотели убрать — это марафон — одна песня в один день. А в остальном, всё что там было, нам очень сильно понравилось и вдохновило на то, что можно попробовать сочинять песни для будущих альбомов уже не в рамках такого эксперимента, а в рамках совершенно нормальной обычной работы. То есть собираться, уезжать куда-то, ставить там аппарат, жить вместе и обмениваться идеями практически нон-стоп. В обычном режиме нас очень ограничивает, что мы разобщены, мы сидим у себя по домам в огромном городе и встречаемся на трёхчасовых репетициях несколько раз в неделю. Зачастую что-то не успеваем сделать, переносим на следующую неделю. В промежутках между репетициями мало кто из нас держит в голове те результаты, которых мы добились. Так что если выезжать на 3-4-недельные сессии за город или куда-то ещё, вполне возможно, мы будем достигать значительно большего результата.

— У меня последний вопрос, из творческого отпуска, который оказался очень насыщенным, вы возвращаетесь серией концертов в четырёх столицах. Можешь рассказать о них?
— Наш выход из отпуска будет плавным, мы не будем сразу же делать 40-концертный тур. Мы решили замутить тур «Четыре столицы» — это пять концертов, два из них пройдут в Москве (24-25 ноября), один в Санкт-Петербурге (23 ноября), один в Минске (16 ноября) и один в Киеве (8 декабря). Люди, которые посетят эти концерты, имеют шанс стать свидетелями премьеры нововведений в концертной деятельности группы «Тараканы!». Мы решили, что мы уже большие ребята, поэтому мы очень серьёзно сейчас заморачиваемся над концертным шоу с выстроенным светом. Мы заряжаем серьёзнейших российских специалистов, например, над нашей световой постановкой сейчас работает режиссёр-постановщик светового шоу группы «Би-2». То же самое касается видеоинсталляций. Живя в Европе и посещая большое количество концертов различных крупных западных рок-звёзд, я очень сильно загорелся, чтобы у «Тараканов!» появились оригинальные инсталляции под каждую песню. И те демоверсии, которые графическое дизайн-бюро Ottyag прислали нам для ознакомления, конечно, впечатляют. Будет очень круто и стильно. Также мы сформируем сетлист таким образом, чтобы он включал в себя абсолютно все песни, которые когда-либо приносили «Тараканам!» успех. Это будет 30-песенный Greatest Hits.

Беседовала Виктория Буланова

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com