cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

«Русский рок — это несексуально»: легендарный панк-рокер рассказал 74.ru, почему не слушает Митяева

Раздел: 2017

Интервью от 22 апреля 2017

Punks not dead! Слышали? Так вот, панки живее всех живых! Группа «Тараканы!» тому подтверждение. Более 25 лет музыканты «взрывают» залы, рвут струны и пытаются понять, кто всё-таки сошел с ума — «мир или я»? Дмитрий Сид Спирин — фронтмен коллектива — рассказал, каково это — быть рокером по жизни.

— Судя по гастрольному графику группы, концерты вы играете практически каждый день. Группа востребована, на концерты ходят. Приходится придумывать что-то новое, чтобы удивлять?
— Наш слушатель не отличается лояльностью. «Тараканы!» — не тот коллектив, который может рассчитывать на безграничный запас преданности поклонников. Поэтому мы должны придумывать какие-то перформансы, новые программы, акустические концерты и так далее.

— Акустику «Тараканов!» вы иронично называете «бардовской песней». К бардам как относитесь? Челябинцы, например, Митяевым очень гордятся.
— Никак не отношусь. Я ее не изучал, да и не слушал толком. Знаю только то, что в Советском союзе само по себе залетало в уши: Высоцкий, Окуджава.

— А из них «вырос» русский рок.
— Отчасти, да. Русский рок, если говорить очень обобщенно, зациклен на смыслах текстов. Такое… исполнение стихов под музыку. Поэтому русский рок несексуальный и зажатый. Надо подождать несколько поколений, чтобы всё поменялось.

— И у нас появятся свои Led Zeppelin?
— Они, в принципе, уже наметились. Сейчас есть коллективы, которые не имеют никаких связей с бардовской музыкой и первым поколением русского рока. Можем начать с любой альтернативной группы: Amatory, Stigmata, «Психея» — и закончить какой-нибудь инди-роковой командой, хипстерскими музыкантами.

— Вы несколько лет назад открыли пивоварню и магазин виниловых пластинок. Как продвигаются дела в бизнесе?
— Я практически отошёл от этого, пивоварней сейчас занимается мой партнёр. Для того чтобы дело сохраняло высокий уровень, нужно им заниматься. У меня нет возможности углубляться во все процессы. С магазином винила всё тоже пока сложно: то минус, то мелкий плюс, то «в ноль».

— Для чего-то же вы занялись бизнесом. Понадобился дополнительный доход?
— Сказать, что группы типа «Тараканов!» круто зарабатывают и не нуждаются в деньгах, нельзя. Всё какие-то нестабильные бултыхания. Поэтому наличие дополнительного заработка можно назвать принципиально важной подушкой безопасности. Но что касается лично моих дел — это было просто хобби. Это увлечение, в которое я вложил свои средства, заработанные музыкой. Что-то вернулось, что-то нет.

Мне захотелось узнать, как из четырёх ингредиентов — вода, дрожжи, хмель и солод — появляется такой чудесный напиток. И мне удалось это сделать, не только в теории, но и на практике. Любопытство я удовлетворил. Люди в «интернетах» думают, что мы тут миллионеры, зашибающие «лёгкую деньгу» и «подсасывающие» то от винилов, то он напитков, то ещё от чего. Это всё забавно, но очень далеко от истины.

— Название альбома «Солидный панк для солидных господ» — откровенный стёб. Вы себя, спустя 25 лет на сцене, солидным музыкантом считаете?
— Я очень относительный, очень условный музыкант. Нет ни музыкального образования, ни природного дара, ни каких-то ещё критериев, по которым можно было бы определить человека как музыканта и по прошествии времени назвать его солидным. Меня можно назвать солидным человеком (Смеётся), потому что мне уже не 20 лет. Хотя я такие дефиниции не приветствую.

— Рокеры не стареют!
— Это вообще странная штука. Детишки в интернете считают, что мы какие-то старые. Хотя мне едва за 40. Я иной раз смотрю на их кумиров, группу Green Day, например. Им уже за «полтос»! Что такое-то? Почему меня обзывают старым, а их нет? Что я сделал подросткам?

— Вы на сцене 25 лет, несколько поколений застали. А на смену вам никто не приходит.
— Появляются новые группы. И очень неплохие! Просто не в тех объёмах, в которых это было в 90-е или 2000-е. Новые жанры появились, в которых значительно комфортней нынешней молодёжи существовать, творить, самовыражаться. Рок-группа — это тяжело финансово. Нужно иметь инструменты, репетиционную базу, студии, собственно музыкантов. А когда ты хип-хопчик читаешь, тебе ничего не надо из этого. Плюс хип-хоп — популярная сегодня история, востребованная тема, поэтому новые музыканты, которые ищут способ творческого самовыражения, выбирают его.

— Политика, митинги и оппозиционные настроения вас интересуют?
— Интересуют, но не до такой степени, чтобы «ковырять» новости. В соцсетях не состою, телек не смотрю. Что-то до меня так или иначе доносится. Прикольно, что есть митинги, значит, людям не всё равно. Политика не является темой, которая вызывает у меня отторжение или оставляет равнодушным. Точно так же меня можно назвать человеком, который интересуется кулинарией. Я люблю поесть, но это не означает, что я буду скупать в каждом городе книжки с рецептами. Наши песни про то, что нас беспокоит.

— Сегодня что беспокоит?
— Возможность Апокалипсиса и Третьей мировой войны. Это страшно.

— Вы в интервью как-то сказали: «В нашей стране к 30 годам из людей как будто дух уходит». Разве это не страшно?
— Это правда. Надо чаще ходить на рок-концерты. Здесь есть люди, которые дух сохранили. И некоторым из них за 40 (Улыбается). Знаете, участие в рок-группе — это «эликсир вечной молодости». Оно не может быть вынужденным, как скучное сидение в офисе. Не может быть чем-то выжигающим изнутри и ненавистным, как работа на производстве каком-нибудь. Это постоянная динамика, каждый день новые картинки, время и пространство меняются без остановки.

Человек, который в 20–25 лет входит в рутину офисного рабства —  охуевает потом, в жизни ничего не происходит. В этот период обычные люди обеспокоены созданием семьи, приобретением имущества и собственным обеспечением. Зачастую начинаются кредиты, ипотеки и так далее. С определённого момента это начинает его угнетать, и начинаются бары по пятницам, чтобы расслабиться. В группе всё не так. Бар круглогодично. (Смеётся) Но это не становится отдушиной.

— Представляете, если после нашего интервью люди побросают скучную работу и пойдут в магазин за гитарами, клавишами и прочим.
— Не-а, это очень смелый шаг. Нужна внутренняя уверенность в себе, а она есть только в одном проценте людей на планете. Я всегда хотел заниматься только тем, что мне нравится, чтобы кайфово прожить эти «средние» 60 лет на Земле. И я кайфую.

Беседовала Наталия Хомякова

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com