cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Дмитрий Спирин: «Сегодня я пою песню на остросоциальную тему, а завтра концерт отменяет санэпидемстанция»

Раздел: 2016

Московская группа «Тараканы!» уже два десятка лет в авангарде российского панк-рока, а у её лидера Дмитрия «Сида» Спирина репутация яркого трибуна. Завтра у «Тараканов!» концерт в казанской «Жёлтой кофте», а накануне в интервью «БИЗНЕС Online» 41-летний панк Спирин рассказал о том, почему не может сочинять песни на злобу дня, но не боится властей, а также о том, как из афоризма Михаила Жванецкого родилась песня в память о лидере «Короля и Шута» Михаиле Горшенёве.

— Дмитрий, на ваш взгляд, тяжелее сегодня в России стало выражать свою точку зрения?
— Смотря для кого. Если речь ведется о рок-музыкантах, то пока нас не сажают в тюрьму за желание высказывать свою позицию, пока всё нормально. Никто нас в этом не ограничивает. Мне кажется, журналистам это делать гораздо сложнее в нынешних условиях.

— Но есть прецеденты, когда после высказывания своей точки зрения людей лишали концертов и, соответственно, заработка…
— Ну пока это не происходит официально. Это скорее какие-то негласные указания. Слава богу, пока не приняты официальные законные акты, указы о том, что свобода слова отменена. А давление может происходить следующим образом: сегодня я пою песню на остросоциальную тему, которая может расходиться с официальной позицией властей, а завтра мой концерт в другом городе отменяют санэпидемстанция, совет ветеранов или ещё какая организация. Пока это происходит негласно, боязни я не испытываю и буду делать то, что считаю нужным.

— Вам не приходилось испытывать сопротивление властей на местах, которые бы мешали проведению концертов «Тараканов!»?
— Мне кажется, вы немного преувеличиваете роль социальной тематики в нашей лирике. Мы не являемся группой, которая активно эксплуатирует данную тематику, у нас скорее романтических песен намного больше, чем тех, которые так или иначе касаются политической ситуации в стране. За что нас хватать? За то, что мы свободно мыслим? Пока такой статьи в Уголовном кодексе нет. Так что дышим свободно, хоть и через раз.

— «Улица Свободы» — это ваша единственная песня на украинском языке?
— Изначально эта песня была и есть на русском. Просто два года назад, перед своим украинским туром, когда ещё шло противостояние на майдане, гражданской войны в Донецкой области не было, а Крым не был аннексирован, мы записали видеоприглашение для наших украинских поклонников. Оно было снято одним дублем с нашей репетиционной базы, а в качестве приманки на концерт мы исполнили «Улицу Свободы» на украинском языке. Разместили его в интернете, а получилось так, что через некоторое время это видео огромным количеством людей было воспринято как политическое заявление.

Так бывает иногда с нами, некоторые песни действительно оказываются пророческими или начинают имеют политический подттекст, хотя изначально такого и не задумывалось. У нас были предложения после этого выступить в Крыму, но концерт не состоялся не по политическим причинам, а по логистическим… Я, конечно, был бы рад, если бы у нас была возможность не выбирать между Крымом и Украиной, а свободно ездить со своими концертами. Но сегодня ситуация такова, что музыканты должны думать, какие предложения принимать, какие — отклонять.

— К чему может привести эта история с запретами тех или иных групп в России и на Украине?
— Не только с запрещением групп, но и со сжиганием книг, с запретом тех или иных сцен из кинофильмов… Так работает министерство правды. Достаточно прочитать книгу Джорджа Оруэлла «1984» для того, чтобы понять, к какому обществу людей приводят подобные вещи. Человек не может мыслить как все. Даже у самого тоталитарного общества, у людей, кто постоянно ходит строем, у каждого человека есть своя собственная точка зрения, как бы ни промывались мозги. И с чем-то такой человек все равно будет не согласен.

— Можно ли рассчитывать на просветление в обществе?
— Я не знаю. Жизнь — это зебра. Тёмная полоса должна смениться светлой. Проблема только в том, что у нас в стране живёт огромное количество человек и мы никогда не договоримся о том, как расценивать нам ту самую полосу, белая она или чёрная. Кто-то фанатеет от Сталина, а кто-то считает, что он тиран и убийца.

— У вас немало нравоучительных текстов, призывающих к определённому действию. Чувствуете ответственность за то, как их воспримут?
— Мы не являемся авторами учебников. Если мы сочиняли бы их, то, наверное, нам нужно было осознавать свою ответственность за то, что человек неправильно поймёт условия задачи, что он может каким-то образом неверно трактовать химическую или физическую формулу. Песня — это попытка самовыражения. И ты можешь трактовать её любым способом вне зависимости от того, подросток ты или 50-летний человек. Артист не должен вообще такую ответственность чувствовать, иначе он не сможет быть тем, кем он является. Он не сможет быть творцом свободной воли. Если я буду сочинять песню и думать о том, как её воспримут, то просто не смогу ничего нормального написать.

— Но поклонники наверняка ждут от вас «социальщины», чего-нибудь на злобу дня…
— Мелодии придумываются разные в группе, некоторые из них настолько красивы, что ты понимаешь: жёсткий текст здесь просто неуместен. Нащупываешь ассоциацию, какую у тебя вызывает данная мелодия, если там вырисовывается любовная лирика, нужно просто позволить ей реализоваться. У меня нет такого, что мы, дескать, панки и о той же любви петь не будем. Зажимать себя в форматы — это проявление творческой несвободы, я так не могу.

Я вообще на злобу дня пытаюсь ничего не сочинять, даже если люди воспринимают эти песни как что-то актуальное именно сегодня. Я просто пытаюсь сочинять таким образом (и делаю это достаточно ловко), чтобы данная песня и через 10—15 лет работала на слушателя. Сознательно отгоняю от себя соблазн сочинять песню по схеме «Утром в газете — вечером в куплете». Для рок-группы производственный цикл композиции достаточно долог. Поэтому это практически бессмысленно. Это рэпер утром впечатляется новостью из ленты Facebook, в обед у него готов текст, вечером ему товарищ присылает бит, ночью они целиком записывают трек, утром прямо в подъезде на лестничной площадке сняли клип, через день он это выложил в интернет, а ещё через двое суток у него уже миллион просмотров. В рок-группе это, к сожалению, невозможно. Часто от идеи до выхода композиции в качестве сингла может пройти до полутора лет. И если сочинять её «по свежим следам», через какое-то время будет непонятно, про что она. Про взрыв в аэропорту? Это про какой из последних?..

— Вы недавно собрали четыре площадки подряд в Москве, сейчас отправились в довольно продолжительный тур по стране. Складывается ощущение, что «Тараканы» снова находятся на пике своей популярности.
— Застой в коллективе как раз происходит тогда, когда всё хорошо. Еще раз повторю, что жизнь человеческая является чем-то вроде зебры. Так что и в жизни рок-коллективов всё точно так же происходит, потому что коллектив состоит из людей. Успех сменяется кризисом.

— Однако история с краудфандингом является прямым доказательством того, что вы востребованы на рынке. «Тараканы!» успешно собирают деньги от своих поклонников на новый альбом и создание документального сериала о жизни группы.
— К нашей радости, так успешно у нас проходит уже вторая кампания. Мы среди чемпионов на краудфандинг-ресурсе «Планета». Даже нашим именитым артистам, не буду называть имен, приходится отменять свои акции, так как не могут собрать достаточное количество денег за выделенное время, а мы перевыполняем план. Уже сейчас вместо заявленных 950 тысяч рублей мы собрали свыше 1 миллиона 400 тысяч, а впереди — еще почти месяц.

— Кто является вашими «акционерами»? У вас же есть обратная связь с теми, кто вкладывается в запись вашего альбома?
— Только 5 процентов акций подразумевает личное знакомство с фанатом. Часто мы очень удивляемся, когда встречаемся с людьми. Потому что если встретить этих людей на улице, то по внешним признакам никогда в жизни нельзя будет их идентифицировать как упертых поклонников панк-группы.

— Впереди — лето и огромное количество фестивалей под открытым небом. Что может остановить вас от участия в очередном open air? И будете ли вы принимать участие в нынешнем «Нашествии» после вашего прошлогоднего высказывания со сцены о политике фестиваля? Вы тогда заявили, что те, кто выставил на поляне танки, выступают вовсе не за мир.
— Давайте разделим два момента. Если вы про мой прошлогодний отказ от «Крымфеста», то он был организован непрофессионалами, это был просто провал с точки зрения организации. Когда он ещё не выглядел таким лузерским, мы поставили небольшие условия. Мы не хотели, чтобы этот фестиваль хоть каким-то образом имел политическую окраску. Мы перечислили через запятую конкретные слоганы, графические образы, в случае использования которых в рамках рекламной кампании либо во время проведения фестиваля «Тараканы!» в одностороннем порядке снимают свою кандидатуру. Организаторы нас уверили, что всё будет ровно, чтобы мы об этом не беспокоились: они не политизированы, а «Крымфест» — это праздник культуры и музыки, а потом это обещание на ровном месте нарушили. Но это был единственный случай, когда нашу группу пытались использовать в политических целях. Пока подобных случаев с нами не случалось.

Что же касается «Нашествия», то его организаторы абсолютно уверены, что выставка военной техники — это просто аттракцион, не более того. И даже если это не так, они нам скажут, что не имеют ничего против здорового патриотизма, то есть слияния армии с гражданским населением. Можно, конечно, не участвовать или, как мы в прошлом году, выступить и отобразить свою позицию по данному поводу и не только. Но после последнего раза нам намекнули, что в чужой монастырь со своим уставом лучше не лезть. Наверное, они правы. Если нам всем так противен милитаризм и танки в нашем сознании тяжело смешиваются с рок-музыкой, наверное, нужно переставать участвовать в «Нашествии».

Я никогда не испытывал огромного восторга от участия в этом фестивале, у нас никогда не получалось толком там выступать. Наверное, потому что мы никогда не были плоть от плоти «Нашего радио», которое является организатором. Мы играли музыку, которая с трудом втискивается в их форматные тиски, но потом «Наше радио» немного поменяло программную политику. Мы, «Король и Шут», НАИВ во многом сформировали музыкальные вкусы нынешнего слушателя. Теперь сложно отмахнуться от нас, так как мы всё же форматообразующая группа. Хотя я не разделяю тех взглядов, которые исходят от аудитории радиостанции в последнее время, судя по интернет-форумам СМИ. Славянофильство, антиамериканизм, мнимый патриотизм — всё для меня очень далеко. У «Нашествия» отличное паблисити, от фестиваля часто зависит то, насколько часто тебя будут крутить на этом радио. Но мы не будем привлекать больших усилий для попадание на «Нашествие». Ну а если получим приглашение от организаторов, то несколько раз всё взвесим и обсудим.

— В пятницу в один день с вами в Казани выступает группа «КняZz», которую организовал бывший участник «Короля и Шута» Андрей Князев. Вы недавно выпустили композицию «Да здравствует Король!», посвященную ушедшему Михаилу Горшенёву…
— Мы были знакомы, особенно в первые годы существования их группы хорошо общались, ездили друг к другу в гости: мы — в Питер, КиШ — в Москву. У меня есть собственное видение его жизни и смерти, собственная оценка, и поэтому я посчитал возможным такую песню сочинить. Она оказалась соткана из совершенно разных лоскутков. У меня был текст про человека, который ожидал большего. Залез на Эйфелеву башню в Париже, ожидал большего. Посмотрел Кремль, а ожидал большего… Текст не лёг на мелодию, и я его выкинул. А мелодия из этой песни оформилась в окончательное музыкальное произведение. Я пытался понять, что же мне хотелось бы петь, какие слова, о чём они могли бы быть. Ну и просматривая ленту Facebook, мне на глаза неожиданно попался перепост «20 самых ярких афоризмов Михаила Жванецкого». И среди прочих там было такое высказывание: «Ничего страшного, если над тобой смеются. Гораздо хуже, когда над тобой плачут». То есть пока живой — борись. И я подумал: неплохо сказано, взял эту мысль за основу припева и сразу понял, про кого будет песня. Через 10 минут текст был готов. Это чистое совпадение. Искусственно эти факторы сложно было бы сплести.

Беседовал Олег Платонов

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com