cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

«Госграницы — пережиток прошлого»

Раздел: 2014

Панк-группу «Тараканы!» не пустили на Украину, где должны были состояться концерты — как удалось выяснить организатору, украинские власти ввели негласный запрет на выступления российских артистов. Вокалист Дмитрий Спирин рассказал «Росбалту» о своём видении происходящего в соседнем государстве, о возможных последствиях присоединения Крыма и об отношении к патриотизму.

— Как прошли крымские концерты? (Симферополь (12 марта 2014); Севастополь (13 марта 2014), — прим. tarafany.ru)
— Хорошо, как мы и ожидали. Публики было достаточно, несмотря на то, что Крым — весьма тревожный регион.

— Как получилось, что после концерта в Крыму вам снова пришлось пройти через украинскую границу, чтобы попасть в Луганск?
— Мы посчитали, что будет безопаснее выехать из Украины и двигаться в сторону Донецка, Луганска и Харькова по территории России. Там расстояние не намного увеличивается, зато риск наткнуться на какой-нибудь не слишком дружелюбный КПП минимален.

— И что произошло на границе?
— На украинском КПП нас тщательно обыскивали и осматривали — при том, что в багажном отделении автобуса было много оборудования. Пришлось всё вытаскивать, расчехлять барабаны и т.д. После этого главный сотрудник сказал, что нам отказано во въезде. Мы спросили, на основании чего. Сначала нам объявили, что не пустят в страну, потому что у нас недостаточно денег на брата. Когда мы показали, что средств у нас больше, чем минимальный лимит, начали говорить, что цель поездки не кажется им убедительной. Возможно, им кто-то позвонил, а, может быть, просто было принято решение не пускать организованные группы взрослых мужчин-россиян, которые едут на Украину с невнятными целями. В общем, из ответов главного сотрудника стало понятно, что не принципиально, по какой причине — просто не въедем и всё. И это несмотря на то, что луганский организатор находился за КПП, в нескольких десятках метров от того места, где мы препирались с таможенником. Мы даже предложили сотруднику КПП поговорить с организатором по телефону. Но, хотя концерт организовывала серьёзная промоутерская фирма, сделать ничего не удалось… Сейчас мы вернулись в Россию, наш тур продолжается.

— Вы намерены провести концерты на Украине позже?
— Да, разумнее всего было бы планировать их осенью. В мае на Украине выборы, к тому же должна наступить ясность по поводу последствий, которые обязательно возникнут в российско-украинских отношениях после референдума по Крыму.

— Эксперты, кстати, прогнозировали, что ситуация с присоединением Крыма к России приведет в том числе и к отмене гастролей артистов.
— Это может привести к глобальным изменениям мироустройства. Так что наш случай — частный, мелкий, и имеет смысл выждать, посмотреть, что будет.

— Какие именно глобальные изменения, с вашей точки зрения, предвидятся?
— Я полагаю, что результаты референдума не будут поддержаны мировым сообществом, Россия будет признана страной, которая агрессивно оккупировала часть другого суверенного государства. Вполне возможно, что в результате всего этого последуют серьёзные санкции относительно нашей страны — возможно, даже вплоть до введения на территорию Украины войск ООН, миротворческого контингента, а это может привести к глобальной катастрофе. Если армии обеих сторон сойдутся в кровавой сече.

— Вы за присоединение Крыма или нет?
— Я придерживаюсь позиции невмешательства в дела суверенных государств. На мой взгляд, это как минимум странно — под предлогом общественно-политических волнений в сопредельном государстве откусить себе кусок.

— Ряд деятелей культуры написали письмо Путину в поддержку его политики по Крыму и Украине. Вам не предлагали это письмо подписать?
— Нет.

— Создаётся ощущение, что мир раскололся на сторонников и противников проводимой политики по Украине. Между людьми возникают конфликты из-за разных взглядов на ситуацию. Может ли искусство, музыка быть примиряющей силой или же, наоборот, способствовать продвижению одной позиции?
— Все можно повернуть как угодно и использовать как угодно. Да, музыка и искусство может служить примиряющей силой, а может, наоборот, сталкивать людей лбами. Смотря в чьих руках находятся те или иные механизмы.

— А ваша музыка?
— Наша музыка космополитична, интернациональна. Мы всегда считали, что наше отечество — всё человечество. Мы относимся к государственным границам, патриотизму, гербам, флагам как к каким-то пережиткам прошлого. Разумеется, мы с тревогой смотрим на попытки вмешательства в дела других государств, никогда не могли и не сможем поддерживать подобного рода вещи. Именно поэтому перед отправкой в тур, частью которого были концерты на Украине, мы перевели песню «Улица Свободы» на мову и выложили в Сеть в знак привета нашим украинским поклонникам. Я не вижу в происходящем на Украине межнационального конфликта, столкновения между гражданами разных стран. Потому что очевидно: в стране произошла смена власти. Часть граждан Украины посчитала, что нужно сделать так, как они в итоге сделали, а Россия решила воспользоваться этой ситуацией и обыграть какие-то свои интересы. Мы за мир во всём мире, за мир между людьми, за братство, понимание, взаимопонимание.

— В стране в последнее время было введено множество ограничений, в том числе и на употребление мата в СМИ, ведётся речь и о запрете его в выступлениях артистов. В некоторых ваших песнях он есть. Как такое ограничение повлияло бы на ваше творчество?
— Мы готовы подчиняться любым законодательным актам, которые принимаются в рамках нашей страны. Если существует ответственность за это — о’кей. Мы либо не будем этого делать, либо понесём ответственность в полной мере. Но, грубо говоря, лирика «Тараканов!» не основана на мате.

— Кстати, у вас есть песня Speak Russian or Die — на мой взгляд, программная в плане борьбы за чистоту русского языка. Чем она была навеяна?
— Тем, как сейчас в интернетах пишут дети, а иногда и взрослые. Мне 39 лет. Я школу окончил больше 20 лет назад. Причем не в самой лучшей учился. Она в районе считалась заведением для отбросов и самых маргинальных слоев. В неё брали всех, кого отчисляли из школ в округе. Но получить «двойку» или «тройку» по русскому или другому предмету считалось не очень приятным. Это означало проблемы с родителями, то, что тебя могут оставить на второй год, короче говоря, какой-то геморрой. Поэтому дети учились худо-бедно. А сейчас у меня такое ощущение по тому, как пишут детишки в Интернете, что «тройки» и «четвёрки» им ставят просто так. Не знаю, как они учились, что у них были за преподаватели, и как вообще им удалось окончить эти школы при таком уровне знания русского языка. Меня это несколько лет поражало. И поэтому мы решили такую шуточную песню сочинить.

— Вы уже больше 20 лет на сцене. Как за эти годы изменился ваш слушатель? К вам идут ребята того же возраста, что приходили на концерты 10 лет назад?
— Раньше взрослых было меньше, чем сейчас. То и дело мы слышали подобие упрёков — вот вам самим за 30, а у вас одни подростки на концертах. Сейчас послушать нас приходит и молодёжь, и взрослые мужчины и женщины. Не знаю, в чём дело. Может быть, мы перевалили через какой-то водораздел, когда группа уже столько маячит на сцене, что автоматом зарабатывает статус солидного коллектива, на концерты которого взрослому человеку не так зазорно сходить. Может быть, какие-то другие песни появились, содержание которых интересно не только подростковой аудитории. Бог его знает. А так… мы никогда не были особо маргинальной группой. Даже в нашем жанре мы полупопсовые ребята. У нас всегда была миролюбивая дружелюбная публика, мальчики и девочки, которые хорошо выглядят.

— А в какой обстановке вам удобнее работать — когда все спокойно, или когда в мире творится что-то невообразимое, как сейчас?
— Я вообще не заморачиваюсь в поиске вдохновения для новых песен на том, что происходит во внешнем мире. Конечно, некоторые песни несут у социальный заряд, в каких-то можно просчитать следы конкретных событий, узнать каких-то людей. И тем не менее, я всё-таки стараюсь сочинять тексты, черпая для них темы внутри себя. В этом смысле чем спокойнее обстановка, тем лучше. Может быть, имеет смысл по уши погружаться в бурление общественно-социальной жизни, участвовать в ней для того, чтобы напитаться эмоциями, фактурой какой-то — всё это происходит обычно незаметно для автора — чтобы потом сочинить песню. Сам процесс должен происходить в ситуации полного покоя. Вообще для меня это достаточно сложная история — придумывать песни никогда не было чем-то приносящим большое удовольствие. Я не мечтал в детстве быть поэтом или сочинителем.

— А кем мечтали быть?
— Просто рок-музыкантом, стоять на сцене, играть на бас-гитаре, иметь поклонниц, гонорары и исполнять клевые, забойные, динамичные, агрессивные рок-песни. Но судьба распорядилась несколько иначе, и мне пришлось начать заниматься придумыванием песен. Собственно, я хотел сказать, что среди моих коллег есть те, кто может в любой ситуации, шуме, гаме и хаосе, достать блокнот и диктофон и начать строчить… А я так не могу.

— Какие у вас планы на ближайший год?
— Мы будем гастролировать, ездить в туры по тем странам и регионам, по которым будет возможно, выступать на фестивалях. Сравнительно недавно у нас вышел длинный двухчастный альбом. Поэтому к сочинению нового приступим нескоро. Излились.

Беседовала Антонида Пашинина

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com