cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Дмитрий Спирин: «Мы разрушаем абсолютно любые догмы»

Раздел: 2013

Интервью от 7 сентября 2013

Группа «Тараканы!», одна из самых успешных панк-групп страны, выступила в ТКК Underground в эту субботу, 7 сентября. Владивосток удостоился звания отправной точки московских панков в их новом туре. На этот раз банда представила поклонникам вторую часть пластинки MAXIMUMHAPPY

Наверное, группу «Тараканы!» по праву можно назвать самой парадоксальной и демократичной панк-командой. И парадоксальность эта проявляется во всём — начиная возрастными рамками слушателей, заканчивая разнообразием тем и музыкальных решений. Вместе с бесноватыми пого-плясками, слэмом и почти всеобщей нетрезвостью, на фоне «Гимна демократической молодёжи» и «Плохих танцоров» царила почти романтическая атмосфера «Два по сто» и «Пяти слов». А фронтмен группы Дмитрий «Сид» Спирин назвал концерт «именно таким, каким он должен быть».

— Привет! Вы активно гастролирующая группа — даёте концерты, как в России, так и в Европе. Есть какой-нибудь город, который особенно дорог своей атмосферой? И какое впечатление от Владивостока?
— Привет! Как рок-туристам, нам, в принципе, нравится множество городов по всему миру. И это не всегда связано с кайфом, который мы получаем от выступления в этом городе. Когда выступаешь с группой, если удается, гуляешь по городу, и зачастую возникает желание вернуться в него уже частным визитом. Даже жалко, что мы играем во Владике именно сегодня, потому как здесь мы всего несколько часов. Мы прилетели в полдень, затем какой-то короткий сон, затем саундчек, сейчас будет концерт, и сразу же после его окончания группа отправляется в Хабаровск. Правда, я, в отличие от ребят, ещё сыграю свой DJ-set в Street Bar. По городу прогуляться совсем не успеваем, а жаль. Хотя, Владивосток достоин того, чтоб изучить его чуть глубже.

— Во встрече концерта ВКонтакте организаторы собирали заявки от поклонников — ребята писали, какие бы старые песни они хотели услышать на концерте, помимо новых с альбома MAXIMUMHAPPY II. До вас они дошли?
— Честно говоря, мы даже не в курсе этого. А что касается песен с нового альбома — мы сами инициировали на нашей страничке ВКонтакте голосование за самые популярные песни с альбома, чтобы сообразить какие новые песни нам лучше включить в концертный сет этого тура. Концерт, к сожалению, не резиновый, поэтому включить все песни мы не можем, так как их аж 18. К тому же, группа мы уже матёрая, и у нас огромное количество старого материала и поклонников старшего поколения, которые больше котируют песни, например, десятилетней давности.

— И какие песни оказались самыми тиражируемыми?
— По-моему, с альбома MAXIMUMHAPPY I это «Мешки с костями», «Пять слов», «Бог и полиция» и «Плохие танцоры». А если брать самые популярные со второй части, то это «Самый счастливый человек на Земле» и «Я — это я».

— Как известно, на Западе музыкальная составляющая в песнях всегда была намного важнее, чем в России. А как вы оцениваете ваше творчество сами? Я знаю, что вы всегда открещивались от формулировки «русский рок».
— Да, мы, как минимум, всегда очень хотели, чтобы нас никто как «русский рок» не воспринимал. Мы всегда стремились к ярким, запоминающимся мелодиям, нетривиальным аранжировкам. Чтобы музыка, уже без понимания текста, несла мощный эмоциональный и энергетический посыл. Текст мне всегда казался немаловажным, но не в главенствующем смысле, который ему придают музыканты классический школы русского рока. Меня очень волнует текст не только со смысловой стороны, но и с филологической. Я отношусь к русскому языку почти с пиететом, и мне важно, чтобы текст был грамотен. Чтобы в нём чувствовался стержень, ритмический рисунок, чтобы рифма была безупречна, чтобы слова врезались в музыку намертво. Конечно, у нас были моменты, когда тексты был сильнее, потому что был недостаток каких-то мелодических идей. Обычно, мы пишем текст к уже готовой музыке, и часто ощущается какой-то дефицит, который хочется компенсировать за счёт слов.

— Тогда насчёт слов… В одной из ваших песен есть строчка «я просто верю в то, что рушить догмы — лучший способ не стареть». Какие догмы разрушаете вы?
— Абсолютно любые! Ну, например, в нашем жанре, который мы условно называем «панк-рок» существует огромное количество правил, законов, ограничений и прочего, и прочего… Просто за голову хватаешься из-за того, что жанр и культура, которые были созданы как раз для того, чтобы крушить и ломать всевозможные границы и быть абсолютно свободным, обросли таким количеством ограничений. Поэтому мы на протяжении своей 22-летней карьеры, на наш взгляд, делали множество вещей, которые эти самые догмы рушили, но при этом, конечно, вызывали неприятие со стороны наших поклонников или людей в это вовлечённых. Думаю, достаточно припомнить участие девчонок из группы «Ранетки» в записи одного из наших альбомов в качестве бэк-вокалисток или дуэты с хип-хоп артистами, что не приветствуется в среде российских панков. Да наши песни вообще звучат в эфире коммерческих радиостанций, наши видео были в ротации MTV. Так что, мы делаем множество вещей, которые считаются в нашем жанре неприемлемыми, именно для того, чтоб эти границы стирать и ломать предрассудки.

— А конфликт с The Offspring на Кубани относится сюда же или это просто жест эпатажа?
— Да мы не конфликтовали с ними. По крайней мере, может быть, с нами кто-то конфликтовал, но я в этой ситуации конфликта с нашей стороны не вижу. А они обиделись, но вы же знаете, что делают с обиженными? В каждом из нас либо живёт такой механизм, либо нет. Вот меня, как не называй, я не обижусь. Я абсолютно уверен в себе и для меня, человек, который пытается меня оскорбить, выглядит жалко. Это означает, что в нём такой внутренней уверенности нет.

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com