cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

«Тараканы!»: «Наш слушатель — это мужчина и женщина в самом соку»

Раздел: 2013

Интервью от 27 сентября 2013

Ансамбль «Тараканы!», недавно отметивший выход нового, 12-го по счёту студийного альбома MAXIMUMHAPPY, накануне презентации релиза заглянул в Челябинск.

Команда, у которой с нашим регионом складываются непростые отношения (срыв концерта по причине ссоры с организатором в 2009 году и печально известный фестиваль «Торнадо» годом позже) в этот раз отыграла почти двухчасовую программу без форс-мажоров. Зритель «в самом соку» услышал и хардкор-боевики и панк-баллады: от новорожденных песен до старых, добрых шлягеров, под которые в российских центрах и на окраинах выросло как минимум одно поколение.

Перед концертом корреспонденту Chelmusic.ru удалось пообщаться с вокалистом «Тараканов!» Дмитрием Спириным о статусах рок-звёзды, общем уровне российском музыки и моде на панк-рок.

— Спасибо, что приехали.
— Пожалуйста. Это наша работа.

— Прям вот так, настоящая работа?
— Да. Если ты не знал, мы рок-группа, путешествуем по стране.

— Я очень хорошо об этом знаю. Даже, скажу честно, меня ваша «Улица Свободы» в своё время очень выручила, когда у меня были проблемы с одноклассниками. Помогла, так сказать, воспитать в себе некий нонконформизм. Способствовала адаптации в обществе. За что вам огромное спасибо. Не знаю, насколько для тебя важна эта информация.
— С одной стороны, она, конечно, важна. С другой стороны, мы никогда ничего такого специально не делали. И то, что время от времени нам говорят «ваши песни помогают нам жить», или «ваша музыка спасла меня в тяжёлой ситуации», я испытываю странное чувство. Потому что самое, пожалуй, последнее, что мы имели ввиду в своих песнях — спасение жизни и душ.

— А как же тема борьбы?
— Я никогда не думал, что я развиваю тему борьбы. Вернее, мне всегда казалось, что я пишу песни на разные темы, и что в одном альбоме может быть 10 разных песен, которые затрагивают 10 разных тем. И тема борьбы может быть затронута только в одной из них.

— У вас складываются сложные отношения с выступлениями в нашем регионе. В прошлом году, когда ваше выступление состоялось и состоялось весьма успешно, в отличие от двух других, я, честно, ждал небольшого подвоха. Знаешь, неосознанно оборачивался и ждал какого-нибудь «сюрприза». Как тебе быть саундтреком к массовому побоищу, и что ты по этому поводу думаешь?
— Это, конечно, неприятно, что и говорить. К тому же, мы были не только саундтреком, но и самыми, что ни наесть, участниками, вовлечёнными в эту историю, а в некотором смысле, даже пострадавшими. Дико не в кайф видеть подобные картины в XXI веке и понимать, что это пока возможно.

— Как тебе нынешний тур? Я смотрел на список городов и понимал, что некоторые названия я вообще впервые вижу.
— Да, мы тоже слышали о некоторых городах впервые, ведь среди нас нет какого-то особого поклонника географии. В этом туре я могу припомнить, как минимум, Северобайкальск, в котором мы уже выступили, и город Кудымкар в Пермской области, где мы ещё будем выступать. Все остальные города худо-бедно были на слуху.

— Последний двойной альбом называется MAXIMUMHAPPY. Насколько название отображает твое нынешнее внутреннее состояние? Ощущаешь ли ты себя эдаким ветераном рок-сцены? Чувствуешь ли ты себя по максимуму счастливым в связи с этим?
— О да, я считаю себя счастливым человеком. И это никоим образом не связано ни с какими статусами. Наоборот, у меня существует уверенность в том, что любая фиксация на статусах делает человека несчастным. Сегодня ты царь горы, а завтра ты стремительно летишь под откос, и вот ты лежишь в канаве. Жизнь человеческая так устроена, что плюс постоянно меняется на минус. То ты хозяин положения, то ты абсолютно ничего не контролируешь. Ночь меняется днём, лето — зимой, молодость — старостью и так далее, и так далее. Так что если фиксироваться на каких-то достижениях, или на каких-то факторах, которые меняются в течение нашей физической жизни, то тут счастья не жди. Я стараюсь быть человеком умиротворённым, сохранять равновесие. И вот в этом положении как раз-таки и возможно такое постоянно длящееся ощущение даже не счастья, а некой безмятежности.

— То есть ты просто относишься к своим заслуги и почестям?
— Да, по той простой причине, что в карьере группы «Тараканы!» уже были моменты, когда мы могли сказать о себе: «О, мы достигли чего-то», а потом раз! Происходило что-то, что абсолютно сбивало с ног, разочаровывало и заставляло думать о себе как об излишне самонадеянном человеке. Все эти заслуги, статусы, места в хит-параде, время, проведённое на сцене — очень условные достижения. Потому что завтра может появиться кто-то, кто сочинит такую одну песню…

— «Где та молодая шпана…»?
— Да, да, именно так! Та шпана, которая все достижения группы «Тараканы!» обесценит за одну минуту.

— За много лет существование «Тараканов!» ты вольно или невольно выступал эдаким идеологом идеологии панк-рока. Как поменялось это движение со сменой поколений, приходом интернета?
— В первую очередь российская сцена догнала мировую…

— Это ты заявляешь на правах человека, который часто тусуется с западными музыкантами?
— Да я даже не об этом говорю, а о том, что раньше ты, на меломанском уровне слушая западный и русский рок, понимал, что есть огромный отрыв. Что наши группы, даже те, которые стараются быть фарватерами западного звучания, которые не делают песни в стиле «Чайф» или «Чиж & Cо», по всем параметрам дико отставали. А сейчас это всё сильно выровнялось. То есть группы у нас очень хорошие. Исполнительское мастерство выросло. Для меня это основной момент, который я мог бы отметить, отвечая на твой вопрос.

— А если говорить о сопутствующей индустрии? Ваш тур довольно большой, и вряд ли вы могли себе такое представить, скажем, 10 лет назад…
— 10 лет назад мы уже ездили в такие туры… Но 15 лет назад мы не могли себе этого позволить и даже предположить. Точно так же как вырос уровень групп, расширилась и индустрия. В стране появились промоутеры, организаторы туров. Теперь можно выбирать: работать с этим промоутером или с тем клубом. Раньше этого вообще не было. Раньше был один ДК и туда всех возили. Сейчас в городах типа Челябинска мы можем открыть любой журнал, публикующий листинг культурно-массовых мероприятий и выяснить, что рок-концерты проходят одновременно в четырёх-пяти местах.

— Вы застали очень интересную эпоху, когда панк-рок был довольно модным течением. Кажется, отношение современной молодёжи к нему несколько другое. Мне кажется, сейчас это некий анахронизм. Как ты считаешь?
— Так оно и есть, да. Для детишек, для старшеклассников и ребят, которые учатся на первых курсах вузов, то есть, для наиболее активного слоя людей, которые мечтают быть музыкантами и делают новые рок-группы, для них, конечно, панк-рок — это наиболее вздорная идея. Понятно, что сейчас есть определённая мода, она всегда была, и она всегда влияла именно на этих ребят. В нынешней музыкальной моде панк-року не место ни в каком его проявлении. Музыка, которую мы играем, не сильно привлекает 16-18-летних. Причём этот поворот вообще очень незаметно произошёл. Если раньше мы и такая группа, как наша, были, по мнению многих, исключительно для 16–18-летних, то сейчас 16–18-летние — это та единственная возрастная прослойка, которой, как раз-таки, нет на наших концертах. Потому что у них свои герои. Но это нормально. Это естественно.

— Много ли «престарелых» людей на ваших концертах?
— Престарелых нет. Наш слушатель — это мужчина и женщина в самом соку. Ты посмотришь сегодня сам. Я думаю, что это будет примерно так: 5-10% — это ребята до 20-ти лет, примерно 50% — это ребята около 25 лет, и оставшиеся 40% — к 30-ти годам и больше.

— У вас выходил альбом Unplugged Unlimited, где мало того, что песни «Тараканов!» были наивкуснейше аранжированы в разнообразных жанрах мировой музыки, ещё и отчётливо читается самоирония, на что способен далеко не каждый артист. А вот сейчас, отбросив шутки, взяв во внимание ваши определённые заслуги в панк-роке, нет ли желания поэкспериментировать в других стилях?
— Для этого нужно хотеть и уметь. Музыканты в группе у нас подобрались очень музыкально эрудированные и очень подвижные, в том смысле, что никто из нас не заточен под исполнение панк-музыки и больше ничего не умеет. У нас музыканты умеют вообще всё. Сергей Прокофьев и Николай Стравинский — это люди, которые играют на исключительно высоком профессиональном уровне и могут играть всё, что угодно. Однако для того, чтобы начать экспериментировать, требуется необходимость или определённый творческий зуд. То есть, с чего бы мне начать делать что-то другое? Нужно этим чем-то другим увлечься как исполнитель в первую очередь. Но у меня пока не возникало такого желания. Та музыка, которую мы играем, мне очень нравится. И уже внутри неё я чувствую разнообразное количество оттенков и жанров. На альбоме MAXIMUMHAPPY II имеются и акустические баллады и диско-панк с электроникой и хард-коры и стандартные песни.

— Кстати, как поживет твоя диджейская деятельность? Реален ли тур по городам?
— Да, я кручу пластинки с радостью, и в рамках этого тура у меня много afterparty после концерта «Тараканов!». В том же клубе, или в другом, в который мы переезжаем после концерта. Вот, например, вчера мы приехали из города Тюмень, где после концерта было afterparty с участием меня как рок-диджея.

— То есть всё на мази? В книге «Тупой панк-рок для интеллектуалов» ты жаловался, что в Японии уже всё есть, а у нас народ не очень понимает тему…
— Сейчас-то уже точно всё есть. Да даже 5 лет назад всё уже было. Ни в самом последнем клубе Москвы у меня были свои дни, я был кем-то вроде резидента. Народ ходил вообще отлично. И до сих пор это катит, и ребята в Москве устраивают уже свои мероприятия, где другие мальчишки и девчонки крутят пластинки. Насчёт тура — тур, не тур, но, думаю, можно что-то такое замутить. Я думаю, организаторам удобнее делать вот по такой схеме, как я тебе уже описал.

— Около 10 лет назад ты издал книгу «Тупой панк-рок для интеллектуалов». Мне кажется, там описывалась, скорее не деятельность «Тараканов!», сколько тусовка, а может, и эпоха. Есть ли сейчас желание сделать что-то монументальное. Может быть, с поправкой на время: снять, например, кино, как это сделали ряд крутых коллективов?
— Я был бы не против любых проектов, которые мне могли бы быть предложены. Мы вообще за любой кипишь. Мало того, съёмка кино в полном метре для меня является чем-то вроде мечты детства, а уж если там будет участвовать группа в том или ином виде, я только буду это приветствовать обеими руками. Но, к сожалению, кинематографисты не спешат нам делать такие предложения. Нас особо никто не зовёт ни в полный метр, ни в короткий.

Понятное дело, что самим ходить по киностудиям, или посылать специально-обученного человека, который бы втюхивал продюсерским компаниям, киностудиям или режиссёрам идею о том, что существует такая прекрасная рок-группа под названием «Тараканы!», и она могла бы поучаствовать в том или ином кинопроекте — это в бреду, согласись! Это можно было бы делать, если бы нашему ансамблю было три или пять лет, и нас никто не знал, и мы бы искали любые пути, чтобы раскручиваться и пытались бы тыркаться в любые норы. Сейчас я считаю, что наше имя звучит подчас даже громче, чем имя того или иного киноактёра, сериального режиссёра или названия фильма. Так что нужно ещё посмотреть кому это выгоднее и кому это интереснее.

Насчёт новой книжки. Она теоретически возможна, но она, конечно, будет уже совсем не автобиографическая. По той причине, что «Тупой панк-рок для интеллектуалов» покрывает определённый срок времени, определённый период в жизни группы и в жизни страны, многие люди восприняли эту книгу, как книгу, в которой возможно продолжение. Раз жизнь продолжается, группа существует, история идёт дальше, значит, автор теоретически мог бы сделать 2-ю и 3-ю часть. Но я её в качестве бесконечного дневника никогда не рассматривал. Наоборот, мне хотелось, чтобы эта книга начиналась и заканчивалась, была произведением со своим началом и концом.

— И в каком же виде может явиться новая книга Дмитрия Спирина?
— Я дружу со словом, мне очень нравится сочинять, и у меня много всяких идей. Теоретически это может быть и детектив, и какая-то ироническая история. Может быть биография, но не автобиография. Биография про кого-то, а не по заказу каких-то ребят. В России существует масса недооценённых артистов, в том числе и западных.

— Ну а в целом? Не собираешься уходить из игры? Не собираешься ли мигрировать на Кубу и там, например, учить маленьких кубинских детей играть на гитаре?
— Да это можно сделать, вообще без проблем. Как и нет проблем с тем, чтобы совмещать и Кубу и… Челябинск. Я последние два года так и живу. Правда, не на Кубе, а на, условно, европейской Кубе, в Испании. Я беру свою девушку, мы уезжаем на три месяца и там живём. И отлично себя чувствуем в зимнее время года.

Нам всем нравится играть в группе, нам всем нравится рокешник. Нравится сочинять, репетировать, гастролировать, выступать для людей, тусоваться всем вместе. Это всё очень прикольно, и это доставляет нам удовольствие. Понятно, что ни один человек в здравом уме и твёрдой памяти не будет отказываться от того, что доставляет ему удовольствие. Так что пока у нас всё ровно в этом плане. Конечно, вредно уставать, утомляться, поэтому нужно делать перерывы, обязательно отдыхать, но у нас находиться время и для того и для другого.

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com