cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

О чём говорили «Тараканы!» на «KUBANA 2012»? Полная версия

Раздел: 2012

Интервью от 5 августа 2012

5 августа 2012 года. Фестиваль KUBANA. Группа «Тараканы!». Директор группы и продюсер KUBANA Илья Островский сокращает сэт команды Спирина, которые выступают перед главными хэдлайнерами фестиваля — группой The Offspring. Дима Спирин и Коля Стравинский пришли на пресс-конференцию заведёнными. Особенно ироничен был Дмитрий «Сид» Спирин. Журналисты услышали и об особо волновавшем некоторых корреспондентов отношении музыкантов к Pussy Riot, вспомнили лихие 90-е, ещё раз прошлись по истории группы «Тараканы!», уяснили определение «навязчивого гондона» и насладились видом Сида без тёмных очков. Шоу, точнее, пресс-конференцию, вела Ира Минакова. Но обо всём по-порядку.

— Дмитрий, здравствуйте. Наталья, «Новая газета». Хочется сказать вам большое спасибо за вашу речь в поддержку Pussy Riot, и хотелось спросить: вы так резко ушли после исполнения песни в их поддержку. С чем это связано? Просто кончилось время или что-то ещё?
— Дмитрий Спирин: Мы уже всё сказали, нам нечего было сказать. Слова кончились, песни тоже (смеётся). Не, на самом деле удивительный здесь имеется парадокс, на этом фестивале. В том, что его генеральный продюсер — это наш менеджер. Менеджер группы «Тараканы!» (Илья Островский, — прим. автора). Но, тем не менее, нам здесь минуты не прибавляются, а убавляются. Вместо того, чтобы, например, турнуть группу «Ленинград» на пятнадцать минут пораньше, когда они стали перерабатывать свой сэт, они отрезали нас. Это случилось после песни, которую мы посвятили Pussy Riot, и, очевидно, публика восприняла это как-то. Ну, пусть так думают, чё мне…

— Здравствуйте, «Русское радио», Волгоград. Действительно, вы были на прошлой «Кубане», да? И знаем, что собираетесь на следующий год, вам это мероприятие понравилось. Просто любопытство, в чём была разница между первым фестивалем и вашим вторым фестивалем (KUBANA проводится в 2012 году уже в четвёртый раз, — прим. автора)?
— Д.С.: Мы были на всех четырёх… (общий смех в пресс-центре) И начали с междусобойчика, здесь, в паре километрах, на автостоянке. Тогда фестиваль длился два дня. И каждый день состоял, по-моему, из пяти групп. Не было иностранных групп, количество публики составляло тысячи полторы, наверное. И были свободные места на турбазах. Вот. С тех пор фестиваль очень изменился. Он разросся, появились имена огромного масштаба, планетарного, я бы сказал. Одно такое имя готовится выйти прямо сейчас на сцену (это были группа The Offspring, — прим. автора). И, если бы они не спешили на сцену так сильно, может быть, мы пока ещё с вами не разговаривали.

— «Юмор ТВ», здравствуйте! Ребята, вот у каждого человека есть свои тараканы в голове. Кто-то любит солёный чай, кто-то сало в шоколаде. А вот у вас есть какие-то заскоки своеобразные?
— Николай Стравинский: Боюсь, это не для прессы.
— Д.С.: Я, честно говоря, для прессы, не для прессы… Просто вспомнить ничего не могу… Ну, например… Сложный вопрос, да… Дайте нам минут десять подумать.

— В прошлом году вы были на «Кубане» в качестве обычных отдыхающих, и вы спели песню с Боярским. Он задал вопрос: почему именно ««Тароканы!» (очевидно, имел намёк на слово «рок» в середине слова, — прим. автора)? Хочу, чтобы Вы ответили на это вопрос и личный вопрос, если можно. Как родилась именно эта группа и это название?
— Д.С.: В прошлом году, будучи туристами здесь, на «Кубане», можно сказать, проезжая проездом мимо, мы выступили не только с Михал Сергеичем Боярским, а также с группой LOUNA, с группой «Ракеты из России» и с группой «Тараканы!», так уж получилось. И чуть было не выступили с группой Marky Ramone’s Blitzkrieg и «Браво». Всего лишь только приехав туристами, поваляться на пляже. Первый ваш вопрос был про «Тараканы!»… Почему что? Почему «о»? По-вашему, это слово пишется через «о»? Вы журналист? Учились на журфаке? (общий смех и отдельные аплодисменты в пресс-центре) Те, кто знает, как пишется слово «тараканы», пишут это слово через «а». Задайте свой вопрос минут через десять, если найдется, как переформулировать его. А второй мы уже забыли. А, по поводу названия! Название «Тараканы!» родилось следующим образом. В 91-м году трое учеников 56 школы в Москве решили создать рок-группу. Они недолго парились над названием, они решили назвать её «Кутузовский проспект», по месту пребывания, своего проживания. Через некоторое время они сочинили песню с припевом: «Четыре таракана, четыре таракана, четыре таракана from USSR». Эту песню мы могли бы сегодня исполнить, но не получилось. Через некоторое время после этого мы-они-мы записали демонстрационную запись и отнесли тогда в одну компанию, которая занималась продвижением и помощью начинающим, юношеским рок-группам. Они делали «Фестиваль надежд» своего имени. Компания эта называлась Рок-лаборатория. Прослушав наше демо, они обнаружили забойный трек: «Четыре таракана, четыре таракана, четыре таракана фром – фьююю! (Спирин свистит, — прим. автора) USSR»… Вам же интересно (вопрос журналисту, задавшему вопрос и немного отвлекшемуся, — прим. автора)? Ага… я уже заканчиваю… И говорят нам: «„Кутузовский проспект“ – слишком скучное название для таких оторванных пацанов, как вы, вы же прямо какие-то Sex Pistols, энергичные, молодые, сексуальные. Вам нужно название какое-то поярче, ну посудите сами, «Кутузовский проспект» – что за говно?» Мы такие: «Ну, а как же нам назваться?» Они: «Так вот же у вас прикольная песня «Четыре таракана», назовитесь „Четыре таракана“!» Мы говорим: «Ну… это очень как-то по-пионерски, по-детски, — говорим мы им, шестнадцатилетние. — Что это за название такое глупое?» Они говорят: «Ну ладно, подумайте, наш «Фестиваль надежд» начинает анонсироваться через месяц, через месяц придумайте новое название». Мы стали думать, думали, думали, думали… А пока думали, встретили на улице афишу, где было написано: «Фестиваль надежд „Рок-лаборатории“». Участвуют: такая-то, такая-то, такая-то, «Четыре таркакана», такая-то, такая-то». Через шесть лет мы отбросили числительное. Оу-у-у-у-у! (аплодисменты в пресс-центре).

— Ребят, в Веселовку не выходили? Посмотреть тараканьи бега? Вообще, вы азартные люди?
— Д.С.: (зловеще): «Юмор FM»…
— «Юмор ТВ»!
— Д.С.: (радостно): А, это меняет дело! (смех в пресс-центре и аплодисменты)
— Так вопрос был — вы азартные люди?
— Д.С.: Я в 91 году работал на лотке. Была такая профессия — работник на лотке (смеётся). Торговал разным дерьмецом. Типа жвачки и подобную всякую фигню. И тогда в Россию пришла первая мгновенная лотерея. Потом их был миллиард, этих разных мгновенных лотерей, а тогда это первая была, в новинку было. Покупаешь билет, ребром пятачка стираешь защитный слой. И там должны совпасть три птицы, рыбоньки, и, значит, ты что-то выиграл. И вот я что-то стоял, торговал, а тётка с этим, с лотереей, рядом встала. И вот у меня уже касса какая-то, полдня. Я так смотрю, народ что-то выигрывает. А причём призы небольшие, выдавали прямо тут же, немедленно. Ну, вот допустим, десять рублей, или три билетика. Понятное дело, что кофеварки и музыкальные автоматы — это уже потом, куда-то надо было ехать. Я смотрел-смотрел как народ выигрывает, купил билетик, второй, третий… Через полчаса говорю этой тётке: «Сколько билетиков за столик?» За лоток. За мой лоток. Потому что у меня не было ничего. Я уже отдал леденцы, спиртометры у меня были такие пластмассовые, я помню, неработающие… Но все их покупали, мужики — чтоб водку мерить, настоящая или палёная… 91 год, что вы хотите… Всё ей отдал, она мне эти билетики давала-давала… В общем, нихуя не выиграл. С тех пор я не азартный.

— У меня следующий вопрос: 91 год и так далее, может вы хотели снять не про себя фильм, кусочек вашей истории, как-то экранизировать, что ли… Что было с вами периодически. Только я понимаю, что у вас настроение (напомню, «Тараканы!» были раздосадованы тем, что им урезали сет, — прим. автора), мы тоже все устали, скажи нам как есть.
— Д.С.: Мы сами не режиссёры, а сценарий давно написан.
— Вам было интересно бы отсняться?
— Д.С.: Почему нет? Только там ребята посвежей должны сниматься, раз мы про 91 год говорим.

— Дмитрий, здравствуйте! В курсе вы уже или ещё нет, возможно, грустную новость вам сообщу, что клуб «Подвал образцового содержания», давно вам памятный, к сожалению, закрылся… Вы знали об этом?
— Д.С.: Нет, честно говоря… Нам не докладывают все новости Краснодара. Но теперь будем знать.
— В связи с этим вопрос. Вот когда в городе закрываются такие культовые места, вместе с ним закрывается какая-то музыкальная эпоха. Как вы к этому относитесь?
— Д.С.: Всё имеет свой конец, своё начало, как известно… День сменяет ночь, ночь сменяет день, за зимой приходит весна. Если б это не происходило, мы бы не смогли видеть это мир таким, каким его знаем. Всё циклично, в природе, во Вселенной, у нас с вами. Клубы открываются, существуют некоторое время, потом закрываются, вместо них приходит что-то ещё. В этом есть кайф в жизни.

— «Девятый канал», Новороссийск. Здравствуйте! Сегодня была такая ситуация — пресса не могла попасть к артистам с пропуском нашим, моя подруга, которая там работала, подошла к Серёже Шнурову, спросила его: «Извините, вы можете сфотографироваться с моей подругой, она вас очень любит и не простит себе, что не смогла с вами увидеться». Он снял с себя свой браслет, передал ей, она подошла, сфотографировалась. А что ради своих фанатов сделаете вы?
— Н.С.: Всем привет, меня зовут Коля, если кто не знает. Ради своих фанатов, ну, например, пару дней назад мы выступали в детском пионерском лагере
— Д.С.: Под Геленджиком, неподалеку…
— Н.С.: Да… Для детей это было событие — что приехала рок-группа, маленькие ребята начали подбегать, и никому невозможно было отказать в даче автографов. Причём каждый подбегал с пятью-шестью листками, говорил: «Это для бабушки, это для мамы, это для папы, для всей семьи». Если человек открыт и, действительно, ведёт себя подобающим образом, невозможно отказать ни в чём, и с удовольствием мы это делаем.
— А не смутило, что у нас был потоп, в Геленджике?
— Д.С.: Мы все уже привитые давно от всего… А я вот тоже отвечу на ваш вопрос. Дело в том, что я стараюсь не делить людей на поклонников группы и всех остальных. И если человек не производит впечатления какого-то навязчивого гондона, которого надо отшивать в любом случае, то он получит всё. Ну а почему нет? Пускай приходит, живёт. В хате у меня… Нет, тогда он будет навязчивым гондоном.
— Н.С.: (переспрашивает кого-то в зале): Кто такие — навязчивые гондоны? Это как?
— Д.С.: Девчонки, если вы когда-нибудь встретите навязчивого гондона, вы это поймёте сразу. Если у вас когда-нибудь (повышая голос) будут проявляться признаки навязчивого гондона, вы это тоже немедленно почувствуете. Люди вам дадут это понять.
— Н.С.: (отвечает на неразборчивый вопрос из глубины пресс-центра, очевидно, продолжая тему «навязчивых гондонов»): Если это будет написано один раз, там, или сказано, то нет. Я могу объяснить, у меня был небольшой пример, буквально недавно. Я стараюсь отвечать всем людям «ВКонтакте», в каких-то соцсетях, в «Твиттере», которые мне что-то пишут. Неважно что, пусть: «Привет, как дела?». Дохожу до какого-то определённого вопроса, если этот вопрос толком не случается после «Привет, как дела» и так далее, я перестаю отвечать. Но отвечаю обязательно. Но есть такие люди, которые после этих вопросов, через день, через два дня опять: «Привет, как дела? Привет, как дела?» Как будто мы такие друзья. И после этого отвечать не знаешь что. У меня есть человек, когда он мне пишет в очередной раз, я открываю историю сообщений, и там просто штук десять вот этих «Привет, как дела», написанных за последнюю неделю. Вот это навязчивый фанат, о чём я говорю.

— Я приехала сюда, две с половиной тысячи километров проделала, хочу с Димой обниматься…
— Д.С.: (перебивая, обращаясь к Н.С.): Мы сколько проделали километров? Столько же примерно…
— Н.С.: А обнимались-то сколько раз!
— Д.С.: Для меня этот чувак — не навязчивый гондон, не Колян (Николай Стравинский, — прим. автора), а который пишет: «Привет, как дела, привет, как дела». Я готов каждый день говорить: «Нормально, ништяк, нормально, хорошо»… Одна обнимашечка (обращаясь к журналисту, которая хотела «обниматься с Димой», — прим. автора) за одну «Кубану»…

— Ирина Минакова (строго, перебивая любителей «обнимашечек»): Давайте вопросы! Следующий вопрос.
— Вы сейчас сказали про лагерь в Геленджике. Раньше я слышала про проект «Рок-ярмарка», благотворительный. Расскажите, какими проектами благотворительными вы занимаетесь, и как относитесь к этому делу?
— Д.С.: Что-то более-менее масштабное было только единственный раз, вот эта ярмарка на Новый год. Мы сделали с пацанами-девчонками различными, активистами. А так ничего не делаю благотворительного.
— Н.С.: Да нет, почему… Ты помнишь, мы с тобой играли в Склифософского на сдаче крови?
— Д.С.: Да, мы с ним играем в Склифосовского на сдаче крови. А про «Рок-ярмарку»… Там всё было просто. Знаете, итальянцы выкидывают под Новый год старые вещи? Я тоже решил уподобиться итальянцу, и попытаться спровоцировать друзей и не очень друзей, поклонников группы, чтобы они тоже уподобились итальянцам под Новый год. Чтобы они вытащили свои шмотки, новые и не новые, старые, различные (когда я говорю о друзьях, я имею ввиду музыкантов других групп). Потом мы всю эту историю принесли в определённое место, в центре Москвы, около дружественного нам рок-магазина. Кто-то из активистов, люди, которые откликнулись на зов в соцсетях, принесли столы, кто-то огромное количество глинтвейна, кастрюли, половники, булки, торты и всякую такую фигню. Принесли какие-то акустические гитарки, пришёл пипл, народу дофига было. Они пришли и покупали эти вещи. Потом собрали эти бабки и отдали бездомным. Вот тебе и вся ярмарка.

— Два года назад. Фестиваль «Торнадо». Вы это помните? Что вы там видели со сцены, своими глазами? Я просто там был, в самом замесе. Что там происходило?
— Д.С.: (поперхнувшись): На подобный вопрос таким же точно образом сформулировано: я очень много отвечал в кабинетах прокуроров и различных других ментов, а недавно даже в суде, в Челябинске. Так что можете посмотреть в интернете, много видосов, РЕН-ТВ, НТВ, ОРТ, РТР, СТС, ТНТ и так далее. Все они приезжали ко мне на встречу, когда мы приехали из Челябинска во двор, я выходил и говорил, что я видел. Посмотри, ладно? Там по свежим следам, я сейчас уже подзабыл… Два года назад…

— Здравствуйте. Представьте себе, что за вашу прекрасную музыку вам выдали бонус: вы просите себе любую сверхспособность. Что бы вы выбрали?
— Д.С.: Но… на самом деле подобные вопросы нужно формулировать не так. Мы играем в эту игру следующим образом. Я говорю (обращается к Н.С.): «Колян, представь себе, что прилетел злой волшебник на чёрном вертолёте №666 и говорит: «Я даю тебе сверхспособность, любую. А ты никогда не сможешь ебаться». Например (сдавленный смех в пресс-центре). Мне отказаться от этого выбора нельзя, он валит насмерть сразу человека (смех в пресс-центре усиливается). Но есть время до вечера. Не сразу можно отвечать. Скажем, прилетает он в семь-восемь вечера, а до полуночи можно подумать.
— Н.С.: Мы не знаем, что ответить.
— Д.С.: Представь себе, Колян, прилетел злой волшебник на чёрном вертолёте №666. И говорит: «Нужно оставить ровно один альбом Битлз. Все остальные немедленно испарятся, и ни один человек даже не будет их помнить». Что ты выбрал?
— Н.С.: Я бы выбрал Rubber Soul.
— Д.С.: Он выбрал Rubber Soul. Первый альбом провалился в тартарары, Sgt. Pepper’s стёрт с лица земли. Всё из-за него. Или тебе вопрос (журналисту, задавшему вопрос, — прим. автора), можно? Прилетает злой волшебник в чёрном вертолёте и говорит тебе: «Выбирай: до конца своей жизни ты пьёшь только водку, зато ешь всё, что угодно, любые яства. Или наоборот, пьёшь всё, что угодно, а ешь хрен». К тебе вопрос. Выбирай.
— Н.С.: Умываться водкой, зубы чистить…

Ответа не последовало.

— И.М.: Следующий вопрос!
— Газета «Метро», Москва. Здравствуйте! Дмитрий, вы уже выступаете перед главными хэдлайнерами фестиваля. Скажите, для вас это как-то знаково, волнительно, или особый трек-лист? Или если это обычное выступление на фестивале KUBANA, то перед кем вы хотели бы выступить на следующий год, на юбилейной «Кубане», чтоб вам запомнилось это на всю жизнь?
— Д.С.: Трек-лист был особенным. Он был очень коротким. В этом главная особенность выступления перед главными хэдлайнерами фестиваля типа KUBANA. Что касается каких-то ещё западных групп, ну пускай они все играют, когда хотят. Не важно на самом деле. Мы тоже будем играть, когда хотим. Илья (Илья Островский, директор «Тараканов!» и продюсер «Кубаны», — прим. автора) нас пока ставит в такие дни, когда какой-нибудь The Offspring или Anti-Flag («Кубана» 2011, — прим. автора) играют последними. Но это ничего не значит на самом деле… И чё ещё сказать по этому поводу? Мы так давно существуем, как группа, что эти вещи нам непринципиально.

— Волнует вопрос, почему вы сегодня в тёмных очках?
— Д.С.: Даже не знаем, как ответить… Почему мы сегодня в штанах? Если вы снимете (штаны, — прим. автора), мы тоже снимем (очки, — прим. автора), без проблем (аплодисменты в пресс-центре).

— На фоне этого вопроса (про очки, — прим автора). Такой вопрос вам не в первый раз уже задают…
— Д.С.: (перебивает): …но никогда не слышат правильного ответа, раз вы хотите задать его ещё раз?
— Нет, я не готова задать его ещё раз. Сколько раз вам его задавали? Просто интересно.
— Д.С.: Который? А-а-а, про очки… Обычно детки его задают, а не взрослые мужики, с бородами.
— Н.С.: Интересно, Диман, группа Scorpions какого года приезжала в Россию? И если бы в каждый приезд Клаусу Майне говорили, почему он в очках и в своей кепочке…
— Д.С.: Почему он в кепочке, это известно…
— Н.С.: А почему он все время в тёмных очках?
— Д.С.: На самом деле вопрос про очки — это от нефиг делать. Тебе (корреспонденту, который первым задал вопрос про очки, — прим. автора) ведь нечего больше узнать у нас, правильно? Больше других вопросов нет? Слава Богу…

— Дмитрий, тогда серьёзный вопрос. Я помню, что на прошлой «Кубане» вы точно также жаловались на время, что не успеваете всё расставить…
— Д.С.: (перебивает): Мы нытики вообще. Мы даже думали переименоваться в «Нытики»…
— …за две «Кубаны» что изменилось…
— Д.С.: (перебивает): Сэт стал ещё короче… Но мы уже не ноем, всё нормально. Это уже в порядке вещей, так что тут ныть.

— Ещё раз про 91 год. Вы сказали, что всё это пережили, вы не хотите отснять фильм про себя и где-то поучаствовать. Уже много всяких групп отсняло. Вы отчасти для кого-то легенда.
— Д.С.: Мы поняли вопрос ещё в прошлый раз! И мы дали абсолютно серьёзный ответ. Если хочешь, я его сейчас повторю… более членораздельно (дальше говорит подчеркнуто членораздельно). Мы с радостью бы снялись в таком фильме, мы просто сами не режиссёры, но мы уже даже написали сценарий (аплодисменты в пресс-центре). Пока что ещё такого режиссёра ещё нет. Но, дай Бог, он когда-нибудь, наконец, нарубится. Мы снимем кинцо. Если не полный метр, то хотя бы короткометражный.

— Здравствуйте. Ребят, очень приятно, что вы в поддержку Pussy Riot выступили…
— Д.С.: (перебивает): Мы выступили в поддержку здравого смысла, на самом деле…
(корреспондент продолжает) …наводнение в Крымске. Везде тишина, 179 погибших, это цифры сами знаете какие. Как вы к этому относитесь, к нашему правительству?
— Д.С.: Отношение к чему? К тому, что власти нам лгут? Знаете, тут закон недавно приняли… Видите, в чём тут дело. Что касается Pussy Riot, тут у каждого есть своё мнение, оно для каждого своё, и оно для каждого справедливо. Ты можешь встать и сказать: «Ты, Дима Спирин, неправ, их надо немедленно распять». И ты будешь иметь право на это мнение. Если я выйду на сцену «Кубаны» и скажу: «Губернатор Ткачёв — лжец и лгун, потому что он занижает количество жертв во сколько-то тысяч раз», то это будет означать не моё личное мнение, а как бы ложь против губернатора Ткачёва, потому что у меня нет доказательств. Понимаешь? Вот тебе и крики. Кричи как хочешь.

— Добрый вечер, меня зовут Евгения. У меня такой вопрос. «Кубана» заканчивается, будет следующая, юбилейная. Вот если б вы формировали список артистов, которые будут, кого бы вы хотели увидеть — из зарубежных, отечественных?
— Д.С.: Ну, список русских групп можно ограничить ансамблем «Тараканы!». А зачем нам ещё другие русские группы? Пускай будет побольше западных. Западных мало очень. Им практически не дают здесь выступать. Вот, а из иностранных записывайте. Я хотел, чтоб были… Green Day, Metallica, Rolling Stones, The Cure, Sex Pistols, Motorhead. Давай, Коляныч, жги.
— Н.С.: Мне немного осталось. Можно Iron Maden…
— Д.С.: Можно, а почему ж нет? Пускай будут.
— Н.С.: В первый день только. Перед «Тараканами!». (смех в пресс-центре)
— Д.С.: Перед. Это очень важно. И всё, что ли?
— Н.С.: Да.
— Д.С.: Ну вот так вот. Iron Maden могут вообще весь день играть. Один вечер им можно целиком отдать. Пускай играют пять часов. Почему нет? Это хорошая группа.
— Н.С.: Было бы смешно, если Iron Maden играли перед The Offspring, они сыграли бы одну свою 12-минутную песню и сказали: «Всё!»
— Д.С.: Да, это был бы смешно. Ну что ж, нам с вами был очень приятно. Среди вас так много таких юных симпатичных женских лиц (аплодисменты в пресс-центре), что, если б мы с Коляном прямо сейчас не были сильно влюблены, мы бы никуда бы не поехали отсюда. Но нам надо уезжать. Девчонки, простите нас, пожалуйста. До свидания, спасибо большое!

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com