cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Дмитрий Спирин: «Когда россиянам говорят: „Всё, пацаны — свобода“, они же „волыны“ хватают…»

Раздел: 2009

Дима Спирин, вокалист довольно популярной в России группы «Тараканы!», рассказал о своём отношении к политике, алкоголю, музыке, деньгам и других не менее интересных вещах в эксклюзивном интервью.

— Давай разогреемся сначала? Как относишься к моей профессии? Какие СМИ предпочитаешь?
— Обычно Интернет читаю… Сейчас как: лезешь на почту, и там в почтовом сервере сверху есть лента новостей, события дня. Это касается общественно-политических новостей. Новости музыки — просто сайты какие-то.

— До моего прихода ты книгу читал. А что вообще входит в твой круг чтения? Как думаешь, читать-то нужно сейчас?
— Читаю всё подряд, кроме, наверное, фэнтэзи и любовных женских романов. Фантастику читаю — Кир Булычёв, Рэй Бредберри конечно, а вот в фэнтэзи как-то не утянуло. (отряхивает штаны от пыли и матерится на кресло) Я как бы всегда жил реальным миром, и не было идей от него сбежать. Вся культура фэнтэзийная так или иначе, как мне кажется, завязана на идеях побега из реальности. Люди придумывают себе всякие страны… Земноморье… А у меня не было такого желания.

Читать надо. Я не стал бы обобщать, что молодежь сейчас относится к литературе как-то не так. У поколения моей бабушки не было телевидения, у моей мамы не было Интернета, поэтому от книжки ничего не отвлекало. Книги заменяли все это, помогали скрашивать досуг, долгое пребывание в общественном транспорте. У молодых есть Интернет, но всё же мне кажется, что они все равно читают. Даже если ты настолько молодой, что не смотришь новостные сайты, то все равно личные сообщения в контакте тебе придется прочесть. (смеётся)

Мы говорим о литературе, но я не знаю, я не проводил социологических исследований среди юношества и подростков, не могу я точно сказать, пропал у них интерес к чтению, или нет.

— А какой формат предпочитаешь?
— Книжки обычные читаю. Я вообще в плане технических новшеств… доходит до меня всё в последнюю очередь. Наверное, когда уже все накупят себе приспособления для чтения электронных книг, лет через пять и у меня появится. Мобильный телефон купил позже всех. Аськой не пользуюсь, меня нет в «контакте» и т.д.

— В кино-то ходишь?
— «2012» смотрели недавно, «Похороните меня за плинтусом» качал из Интернета.

— То есть к пиратам ты…?
— Спроси ты меня об этом года два назад, я бы, наверное, разразился гневной тирадой по поводу того, как уважаемая публика, даже не задумываясь о последствиях для себя же, ворует нашу интеллектуальную собственность, вместо того чтобы платить деньги за какие-то физические носители, лишает нас любых возможностей записывать альбом дальше, развиваться, вкладывать какие-то средства в наш будущий материал. Тогда я бы так сказал, потому что на моём счету ещё не было ни одной скачанной пластинки, ни одного фильма. С тех пор я уже скачал несколько дисков, и поэтому такая телега из моих уст прозвучала бы несколько неестественно, по крайней мере. Поэтому — очень жаль, что мир выбрал такую модель развития, хотя, наверное, это единственная естественная модель для людей. Если есть альтернатива — купить за деньги или взять бесплатно — то, конечно, выберут бесплатный путь.

— Это применимо и к твоему творчеству?
— Это применимо к любому творчеству. Я не говорю, что я в восторге от этого, но, к сожалению, такая данность сейчас, и я не в силах это изменить. Года два назад пытались что-то поменять, объединиться с какими-то музыкантами, ждали, что какой-нибудь VMA придумает техническую возможность защиты дисков от копирования, но этого не произошло.

Я же не Дон Кихот, что бы махать чем-то перед мельницами, поэтому должны быть придуманы новые схемы существования.

Единственное, как мне кажется, — ничто не дается бесплатно, и то, что мы сейчас бодримся от того, что можем украсть любую интеллектуальную собственность, посмотреть любой фильм, ни капельки не заплатив за это — это каким-то образом обернется против нас самих, и очень скоро мы все пожалеем об этом, правда, пока не знаю как. Бесплатно ничего не достаётся. Пословицы и поговорки, которые выдумывает народ, они все имеют под собой обоснование.

— Ок. Расскажи про попытки сольного творчества.
— Никакого сольного творчества нет и никогда не было. Тема с альбом-каверов — теоретически желаемое, но это всё в перспективе в далеком будущем. И про сольную карьеру я не помышляю.

— Может, про творческие планы тогда расскажешь? Чем заниматься будете?
— Нет у нас планов, к сожалению. Задал бы ты этот вопрос два-три месяца назад, я бы тебе поведал, что мы записали альбом и едем в тур. А сейчас и диск вышел, и презентации прогремели, тур начался. И какие у нас могут быть планы после выпуска долгоиграющей пластинки? Ничего такого, просто поработаем.

— Давай про тему для музыкантов. Можно ли вообще заработать на рок-музыке сейчас?
— Смотря что молодые люди считают заработком. Для меня пять лет назад, когда мне было под тридцать, казалось, что от музыки достаточно средств, чтобы снимать однокомнатную квартиру в Москве и оплачивать общественный транспорт, счета за Интернет и мобильник, покупать одежду и два раза в год выезжать недалеко за границу — то это ок.

Сейчас мне тридцать пять, и я начинаю думать о том, а что же дальше, начинаю думать о возможностях завести семью, прокормить маленького ребенка, о собственном жильё, потому что сколько же болтаться по съёмным хатам, потому что у моих сверстников уже по две, а то и по три машины. И в этот момент я говорю, что нет, заработать на рок-музыке невозможно. Наша группа не зарабатывает столько. И всё же это касается группы «Тараканы!», есть и другие ансамбли, которые так же играют рок-музыку, успешнее, востребованнее, у которых больше гонорары, спонсорские контракты, реклама. Я не лазил к ним в карман, но вполне возможно, что там больше, чем у нас.

— Как относишься к таким ситуациям: едешь ты в автобусе, и тут звучит рингтон — переделанный поп-кавер классического рока. Нормально это?
— Не вижу ничего странного. Музыка на то и музыка. Она нужна для того, чтобы людей радовать, иногда песни могут служить опорой, фактором, который заставляет смотреть в будущее с оптимизмом. И какая разница, в каких вариация она звучит.

Я не делю музыкантов на низкопробных и хороших. В зарубежных определениях рок входит в поп-музыку. Что делал Фредди Меркури? Он просто выходил на сцену и пел. Стас Пьеха просто выходит на сцену и поет. Они продают билеты. Разница между ними неопределенная, дело вкуса каждого человека.

— Как дела с покорением европейской сцены?
— Да никак пока. Мы никогда не занимались этим прицельно и централизованно. Все наши выезды за границу были не результатом работы, а просто случайные, хаотичные движения. И даже в момент последнего появления все попытки какого-то self-пиара, разнос компактов по тамошним журналам — делалось на любительском уровне. Западная сцена не терпит непрофессионализма, нужно знать, как же работает механизм, находиться там.

— Давай про творчество. Это, конечно, эфемерно, но попробуй рассказать про сам процесс создания песен, альбома.
— В разные периоды моей творческой жизни это было по-разному. Когда только начал сочинять песни, я применял такие приемы, которые казались единственно возможными. Развиваясь в этом деле, становится понятно, что подходов к написанию песен множество. Иногда доходишь до того, что раньше тебе претило. Я имею ввиду, что процесс творчества линейный, чем больше ты в этом, тем больше ты умеешь. Иногда есть идея, мысль, которая свербит у тебя в голове, не дает тебе покоя. Иногда отталкиваешься от обычной старой фразы, записанной давно в блокнот, или даже просто от мелодии. Безграничное количество вариантов.

Репетиции проходят по-разному. В зависимости от того, предшествует ли она какому-то событию. И если это запись нового альбома — то мы, соответственно, занимается оттачиванием новых песен. Если сочиняем, то структуры нет вообще, нет плана, задачи. Просто сидим, ковыряемся, смотрим друг на друга. Иногда я вообще не приезжаю на репетицию, потому что репетирует бас-гитарист с барабанщиком, в другом случае — наоборот, большое внимание обращаем на вокал или гитару. Масса разных вариантов.

— Как к алкоголю относишься?
— Ну, мне нравится бухать, но надо иметь силу регулировать всё это, и надо сказать, что употреблять можно ровно в тех количествах, которые не мешают тебе заниматься повседневными делами. Например, нам достаточно сложно, выпивая, идти на сцену, потому что мы активно двигаемся и теряем много физических сил — будучи под алкоголем, это достаточно тяжело делать.

— Ну, а к тенденции «пиво после работы на остановке»?
— Конечно, это не очень хорошо. Как я помню, во времена «советского изобилия» пиво тоже было достаточно популярным народным напитком — пивных алкоголиков не было, и не было мужичков, которые стоят около метро с бутылочкой. И популярность пива и вот этих кошмарных баночных коктейлей — страна последние десять лет находится под очень жёстким напором пивных рекламодателей, которые съели миллион собак на связывании названий своих напитков с необходимостью встречаться с друзьями, весело общаться, хорошо проводить время и т.д. И находить под крышкой призы.

Есть огромное количество примеров — в Европе, допустим — из которых видно, что ценовое регулирование — осмысленное средство. Когда у тебя нет возможности купить дешевое бухло на каждом шагу — это ограничивает. Я бы сделал подороже, ограничил количество мест для торговли, время работы таких магазинов. Хотя у нас, наверное, самогон начнут варить. Если совсем не запрещать, то не начнут варить (смеётся).

— О политике поболтаем?
— Да легко, но я ни фига не понимаю в политике. Было бы неплохо, чтобы люди интересовались этой самой… политикой, но ведь никого не заставишь. Всем кажется это скучным, по крайней мере, добыть пару банок «ягуара» в ларьке у метро… Я, например, видел некую заключительную фазу застоя, потом андроповское зажимание гаек, и т.д и т.д. Для России все было не очень хорошо. Мне кажется, что-то изменить политическим строем очень сложно, потому что те, кто избирается наверх, они начинают ощущать, что россияне какие-то мудаки и неплохо было бы направить их по правильному пути. Путин не представляется совсем уж злодеем, а уж тем более его друг Медведев. Но вот скорректировал он нашу свободу, а может и правильно… Ведь когда россиянам говорят: «Все, пацаны — свобода», они же «волыны» хватают и бьют друг друга. Начинают отделяться, разделяться, крышевать, брать взятки… быть коррупционерами… (смеется и матерится). Хуй его знает, дорогая редакция.

— Как дела с фанатами?

— Да все спокойно с ними. Концерты срывают не фанаты, а организаторы, как правило. На подъездах никто ничего не пишет. А что касается общения — есть Интернет. Ребята пишут, мы отвечаем, комментируем и т.д.

— Почему у массы людей возникает ощущение, что панк — это очень грязное существо и т.д? На какую целевую аудиторию рассчитываете?
— Лично у меня на подобный вопрос отвечать возникало желание лет десять назад. Оказалось, что в жизни гораздо больше интересных вещей, над которыми стоит задуматься, чем размышлять, почему российский обыватель в массе своей представляет себе панка так или иначе. Я рекомендую поменьше париться из-за того, что и как представляет из себя среднестатистический российский обыватель. Давайте лучше выдумывать свои миры и жить там, хрен с ним, пусть даже фэнтэзийные, а не париться из-за такой фигни.

Мы стараемся не рассчитывать на целевую аудиторию, играть ту музыку, которая понравится и нам, находить грамотный симбиоз. Мы тратим очень много времени на создание музыки, отношения, поэтому у нас просто не остается его на затачивание её еще и под вкус кого-то. Наша группа, несмотря на то, что у российского обывателя ассоциируется с грязным панком, как раз у грязного панка не вызывает таких мыслей, мы сделали очень много для этого. В идеале мы бы хотели видеть в зале людей типа нас — ну, а кто это такие — люди типа нас… Это тоже очень сложно понять. Так что наша аудитория — это те, кому нравится наша музыка, и мы будем играть для них.

— Понятно, что «Тараканы!» — the best, но посоветуй, что ещё можно залить в плеер твоим поклонникам.
— Если люди изначально заточены под рок-музыку, то я бы рекомендовал просто открывать любую рок-энциклопедию западную потолще, и слушать каждое имя, там упомянутое. Всё. И почаще!

Автор: Дмитрий Осенний

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com