cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Дмитрий Спирин: «Я покоряю Северный полюс для неё»

Раздел: 2006

Панк-группа «Тараканы!» выпустила новый альбом «Властелины Вселенной», который, на мой взгляд, сильно отличается от предыдущих. Это очень искренний проникновенный альбом. В чём-то даже лирический (насколько это слово применимо к панк-музыке). Презентуя его, ребята откатали тур вдоль и поперёк всей России. А будучи «в пути», узнали, что получили премию RAMP (Российская альтернативная музыкальная премия) как «Лучшая панк-группа года». И всё это несмотря на то, что не так давно существование «Тараканов!» вообще было под угрозой. Я пообщалась с солистом «Тараканов!» Дмитрием Сидом Спириным.

— В этом году «Тараканам!» 15 лет. Но торжеств никаких ещё не было… Вы «зажмете» юбилей?
— Весь этот год мы очень плотно занимались новым альбомом, поэтому все глобальные торжественные мероприятия перенесли на начало следующего. Мы хотим сделать большой московский концерт. Такое громадное пафосное мероприятие! Может, организуем ещё один тур.

— Как раз перед началом работы над новым альбомом «Тараканы!» кардинально сменили состав. Долго ли, сложно ли происходила «притирка»?
— Тяжело… Никогда смена состава не происходила так кардинально. Один за другим из группы ушли три человека. Не успевала возникнуть общая атмосфера, в которую вновь прибывший мог бы быть безболезненно вовлечён. В какой-то момент в группе появились четыре человека, плохо понимающие друг друга, потому что они не росли вместе, даже не жили в одном городе. Люди с разными музыкальными вкусами, с разным культурным багажом, разными представлениями о том, что есть круто, а что не круто. До прихода в группу никто не имел достаточного того музыкального опыта, такого опыта, который есть у меня. А я нахожусь в одном и том же музыкальном жанре около полутора десятков лет.

— Как вы оцениваете сегодняшний состав группы?
— Сложно пока говорить. До сих пор, несмотря на то, что нам удалось записать пластинку, несмотря на то, что мы откатали тур, сыграли вместе уже много концертов, у меня ощущение, что наше взаимопонимание неглубокое. Мы не близки по жизни. Музыканты одной группы должны жить на одном чувстве юмора, на одних интересах, на похожих музыкальных вкусах. Вообще, мыслить «рядом».

— Я слышала, что вы собираетесь снимать клипы на «Властелины Вселенной» и «Кто-то из нас двоих» с участием Debloids…
— Клип «Кто-то из нас двоих» уже сделан. Но, наверное, большинство читателей его не видели. Он идёт на таких спутниковых музыкальных каналах, как А-One, О2ТВ, Music Box, а чтобы твоё видео узнали многие, оно должно «крутиться» на MTV. Ещё планируется смешное низкобюджетное видео на песню «Верните экстази на танцпол». И скорее всего снимем клип на песню «Позволь мне побыть одному».

— Расскажите, как родилась идея обложки?
— Нам показалось, что записанный альбом перекликается со стилем «американо», звучит как-то по-семидесятнически, и мы хотели, чтоб обложка это подчеркнула. Ещё хотелось, чтоб присутствовала horror-тематика, тематика фильмов ужасов. Сначала мы планировали назвать альбом «Время гламурных людоедов», и художники были сориентированы именно на этот вариант.

— Расскажите, что происходит сейчас с панк-культурой? Можно ли говорить о таком понятии как «русский панк-рок»?
— Панк-музыка очень космополитична. Её национальные черты редко проявляются. Ты можешь слушать японскую панк-группу и думать, что это американская. А вообще, сколько групп, столько и панк-роков. Но я, очевидно, вступил в тот возраст, когда человеку кажется, что хороших песен не сочиняют, что хорошие песни были лет 10 назад. Конечно же, их сочиняют, просто они не доходят до моих ушей. Я не слушаю ни молодые, ни среднего возраста, ни даже старые русские панк-группы. Также я не слушаю демо-записи начинающих музыкантов. Поэтому экспертом по состоянию панк-сцены, рок-сцены я уже быть не могу.

— Александр Проханов сказал: «Рок — это оружие, и многое зависит от того, в чьих оно руках». Вы согласны? Вы правильно распоряжаетесь этим «оружием»?
— Никогда не думал о том, что рок — оружие. Не знаю, согласиться или нет. Для многих людей в России рок — это, прежде всего Шевчук, Кинчев. Если подобного рода ассоциации, то действительно рок — оружие. Если же при слове рок вы думаете о таких группах, как Kiss или Status Quo, рок не оружие, а просто музыка, чтобы бодриться. Я всегда хотел писать песни которые бы заряжали энергией, позитивом.

— «Светлой силой рока изгоняем зло из человеческих сердец»?
— Да-да-да! Но в этой же песне есть строчка, из которой можно сделать вывод, что рок — это оружие. Оружие под названием «потовыжималка».

— Вместе с группой Lumen вы записали песню «02 Благовещенск». Как началось такое сотрудничество?
— Я пришёл на их концерт и услышал эту песню. Мне показалось, что это песня, которую мог бы сочинить я, пошёл в гримёрку к музыкантам и сказал: «Шикарная вещь! Записана? Нет? Ништяк! Я хотел бы спеть её с вами!». Они мне рассказали подробно о событии, которому посвящена песня, и я ещё больше захотел поучаствовать. Эта трагедия мало освещалась в центральной прессе.

— Судя по вашему новому альбому, в вашей душе нет гармонии. А вообще, возможна ли гармония в душе рок-музыканта? Не означает ли это конец?
— С одной стороны, спокойный человек может зрить в корень, глубоко копать, с другой — он не испытывает ярких эмоций, а значит, не может черпать фактуру. Не знаю, смогу ли писать, если меня накроет абсолютное блаженство.

— Что вам нужно для гармонии, вернее для вдохновения?
— Мне нужно просто, чтоб меня не дёргали, чтоб я мог собраться с мыслями. Это, как правило, бывает ночью. Муза «работает» только первые четыре строчки. Эти строчки могут стать припевом или началом песни, а может, и в середине найдут свое место… Когда тебя захватывает что-то, это отражается только на небольшом кусочке песни. Остальное — искусственная надстройка.

— «Когда десять миллионов ртов открываются и говорят 10 000 000 слов в одну секунду, этот город превращается в ад» — строки из вашей песни. Вам сложно жить в большом городе?
— Мне живётся не слишком удобно, но я знаю, что нет более удобного места на Земле. Я здесь родился, и мой мозг абсолютно заточен под здешний образ жизни. Я представляю свой день как цепочку встреч. Это может быть только в большом городе. Не могу сказать, нравится мне это или нет. Это моя жизнь.

— А не возникает острого желания отдохнуть?
— Возникает. Дело в том, что хочется отдохнуть не от миллионной Москвы, а от того места, которое ты в ней занимаешь. Для этого достаточно выключить телефон и компьютер.

— Вы стали больше внимания уделять словам… С чего бы это?
— Не думаю. Дело в том, группа на момент записи не была в состоянии сочинять мелодии ярче, чем были до этого, делать более завораживающие аранжировки. Не могла по выше означенным причинам. Четыре разных человека разговаривали на четырёх языках. Тексты же делал я один. Я разговаривал сам с собой, и никто меня не поправлял, поэтому они звучат более конкретно, более фактурно, чем музыка.

— Понятие свободы всегда было очень важно для рок-артиста. Что в вашем понимании свобода?
— Творческая свобода очень важна для артиста. Но есть много «цепей», которыми она может быть скована: нежелание разочаровывать людей, зависимость от успеха. Особенно сложно приходится таким эгоцентричным личностям, как музыканты, которые быстро «подсаживаются» на успех: полные залы, люди подпевают, бесконечные интервью… И когда это вдруг заканчивается, становится очень плохо. Думаю, это можно сравнить только с героиновой зависимостью по ощущению дискомфорта.

— У вас были такие периоды?
— Были. Поэтому мне кажется, у меня есть прививка от этого. В слеующий раз, когда это случится, мне не будет так тяжело.

— Вы считаете себя свободным человеком?
— Я завишу от многих вещей, но в то же время дискомфорта этой несвободы не ощущаю.

— Вы играете жёсткую музыку. Но есть ли в философии группы «Тараканы!» место любви? Какое место любовь занимает в вашей жизни?
— Главное! У нас много песен о любви, особенно в новом альбоме. Я, как и многие из нас, пару-тройку раз в жизни претерпевал пропажу этой самой любви. Воспоминания об этих ощущениях до сих пор живы во мне. В такие периоды кажется, будто мир вокруг тебя умирает. Ты можешь быть увлечен общественными связями, быть звездой рок-н-ролла, но жизнь теряет какой-либо смысл, когда утрачиваешь любовь.

— Ваши песни о любви посвящены конкретному человеку?
— Конечно! Я всегда пишу кому-то. Мне нужно представлять человека, к которому я обращаюсь. Но суть в том, что песня живет сама по себе. И даже когда её героиня пропадает из твоей жизни, она продолжает жить…

— Совершали ли вы ради любви, ради женщины бесшабашные сумасшедшие поступки?
— Да. Оставлял предыдущих женщин. Для меня это шаг. Поступок.

— А как же покорение Северного полюса?
— Всё, что я делаю с 15 лет, — я покоряю этот самый Северный полюс для неё. Все мы, пацаны, играющие в рок-группах, делаем всё это только для того, чтобы в итоге залезть на некий Пик коммунизма или Фудзи и сказать: «Эй, девчонки, вот он я!» Фактически мы это делаем ради женщины или ради женщин.

— Что для вас значит Новый год? Праздник или возможность заработать денег?
— «Тараканы!» не зарабатывают на Новом годе. Сложно представить здравомыслящих людей, нанимающих такую группу для озвучивания своей новогодней вечеринки. Новый год для меня скорее праздник, который мы все давно «играем». Во мне сильны детские воспоминания и впечатления от него, но на самом деле он уже давно не «штырит». Последние несколько лет я не могу рассказать в интервью ничего про Новый год.

— Вы загадываете желания в новогоднюю ночь?
— Я загадываю очень общие желания, например, чтобы всё было ништяк.

— Если бы была возможность пообщаться с литературным героем или героем фильма, с кем бы вы хотели встретиться?
— Я бы хотел оказаться с теми несколькими людьми, которые чудом выжили и оказались на острове в сериале «Остров: остаться в живых». Я фанат этого сериала. Думаю, моё участие принесло бы героям какую-то пользу. Что касается литературного героя… Я бы хотел быть Эрастом Фандориным из романов Акунина. Вообще, хотел бы быть разведчиком, частным детективом. Мне очень нравится что-то разгадывать, «распутывать» истории. Отсюда же любовь к викторинам. Когда приезжаю к родителям, смотрю всякие телевизионные передачи, где надо что-то отгадывать.

— Участвовали?
— Никогда, но я пытался попасть на игру «Кто хочет стать миллионером». Когда я смотрел её по телевизору, ответил на все вопросы, которые там звучали! Друзья говорят: тебе надо участвовать! Я позвонил, прошёл отборочный телефонный тур, но, видимо, компьютер меня не выбрал…

— Если бы предложили выбрать фильм, к которому написать саундтрек, что бы выбрали?
— Фильм на шпионскую тематику! Например, для очередной серии «Джеймса Бонда». Я знаю, как сочинить шпионскую музыку!

Автор: Мария Алёшина

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com