cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Сид: «Музыка, которая наталкивает на размышления»

Раздел: 2004

Интервью от 26 марта 2004

Группа «Тараканы!» в 26 марта отыграла в екатеринбургском клубе «Мастер и Маргарита». Два года «Тараканы!» не приезжали в Екатеринбург. Затянувшуюся паузу прервал организатор концерта — агентство «Новая сцена». Музыканты представили екатеринбургской публике свой новый концертный альбом «Улица Свободы», а также исполнили проверенные временем хиты. Перед выступлением вокалист «Тараканы!» Дима «Сид» Спирин пообщался с журналистами.

— О чём альбом «Улица Свободы»?
— Там исследуется вопрос внутренней свободы каждого.

— Эта тема всегда была актуальной для группы или за 12 лет существования «Тараканов!» твой взгляд на творчество коллектива менялся?
— По большому счёту, мотивы, которые были у нас, когда создавалась группа, остаются и сейчас. Мы хотели играть мощную, быструю драйвовую музыку, которая была бы нам и слушателям по душе, мы её играем. А то, что мы говорим, волнует нас как людей, а не как музыкантов.

— Разве песни «Тараканов!» — это не своеобразный протест против…?
— Подобная позиция меня всегда смешила. Весь кайф, и в то же время, весь негатив находится внутри каждого человека. Войны не завязываются сами по себе, поэтому быть против войны как явления — глупо. Войны развязывают люди, позволяя своим внутренним демонам разрастаться и вываливаться наружу.

— То есть, ты бы не стал организовывать концерт под лозунгом «Мы против…»?
— Против чего, например? Насилия на улице?

— Против того, что тебя больше всего волнует?
— Мы живём в Москве. Нас напрямую затрагивает огромное количество терроризма. Но организовывать тур панк-группы против терроризма или против Буша смешно.

— Значит, происходящее вокруг оказывает влияние на творчество?
— Да, но ведь песня — это не только слова. Это практически живой организм. То, что наши песни рождаются в результате переживаний — это один из естественных путей. Есть ещё кое-какие другие штуки.

— Например?
— Примеров масса. Есть вообще люди, которые пишут, потому что это надо делать. Человек сказал себе, что «я — музыкант, и поэтому мне нужно сочинять песни». И вот он садится и сочиняет. Со временем такие люди очень забавные вещи начинают делать. Некоторые сочиняют для поп-звезд, вроде Мадонны и Бритни Спирс. Это профессионалы, которые всё знают о построении мелодии. Они это делают, потому что это их работа.

— У тебя всё иначе?
— Дело в том, что, когда полгода не сочиняешь песен, начинаешь задумываться: а что происходит вообще? И садишься за стол. И сколько бы ты там не накапливал эмоций всяких, впечатлений, всё равно нужно сесть и заставить себя хотя бы начать писать.

— Вы в ноябре записали «серьезный» альбом «Улица Свободы», вскоре выйдет новый «веселый» альбом. Зачем вы отделяете одно от другого?
— Песни, которые мы сочиняем, — они разные. Разные по эмоциям, по энергетике, по идеям, по настроению, по тому, что мы в них вкладываем. Когда сочинили определенное количество вещей, мы посмотрели: «Ага, это не вписывается в общий концепт». Условно говоря, вот такая песня не может идти вслед за этой… Это не хорошо. Разрушается общая канва. Решили одно свалить в одну кучу, другое в другую. Для «веселого» альбома песни потихонечку сочиняются. Если всё пойдет хорошо, мы запишем его летом. А уже осенью он выйдет.

— Ты ведь написал ещё и книгу. Её выход неоднократно откладывался издательством. Что сейчас известно об этом?
— Книга называется «Тупой панк-рок для интеллектуалов». Она о жизни группы и о жизни страны на фоне группы. Сейчас с издательством подписан договор о её выходе 15 апреля. Им, конечно, ничто не мешает снова отодвинуть сроки выпуска. Но я думаю, что этот договор уже что-то означает.

— Я слышал, ты и сам много читаешь. Сорокина…
— Да, я читаю Сорокина.

— Что ещё?
— Массу всякого. Всё… Ну кроме Полины Дашковой, наверное.

— Беллетристику, значит, не любишь?
— Смотря, что считать беллетристикой. Стивен Кинг во всем мире считается беллетристикой. А я его фанат, по большому счёту. Пелевин тоже беллетристика, не научные у него ведь работы…

— Как-то ты сказал, что, была б твоя воля, ты бы насильно навязывал культуру. Как же тогда свобода и диалог культур?
— Есть вещи, которые, несмотря на то, что насаживаются недобровольным образом, на ум влияют позитивно. Я считаю, что пропаганда пива — это навязывание. Мы все можем считать, что мы добровольно смотрим рекламу. Мы можем закрывать глаза на щиты, переключать каналы. Всё равно создается настолько плотное рекламное поле, что от него невозможно никуда деться. Но никто не создает такое же антипивное поле. Хотя очевидно, что это более позитивные изменения внесло бы в нашу жизнь.

— Но как ты себе представляешь рекламу: читайте Пушкина и будет вам хорошо?
— Я не вижу рычагов. Надо посмотреть, как это происходит в западных странах. Там быдла меньше.

— Ну, кстати, о быдле. Ты говорил, что больше всего на панк-концертах хотел бы видеть публику свободную и умную. Согласись, что твоя мечта ещё долго останется мечтой.
— В разных местах и в результате комбинаций разных обстоятельств эта часть аудитории бывает больше или меньше. Но она никогда не превалирует на российских панк-концертах. Как правило, достаточно большую часть составляют упыри.

— Это как-то зависит от региона?
— Это зависит не столько от региона, сколько от того, насколько в данном регионе широко информационное поле. Насколько люди могут добывать информацию какого угодно типа. Если в городе нет ни одного интернет-кафе, если единственное доступное средство музыкальной информации — «Русское радио», непонятно как там может складываться подпольная культура.

— Учитывая 12-летний опыт группы «Тараканы!», вы помогаете молодым группам, играть в подобных условиях?
— Мы не занимаемся продюсированием и продвижением групп. Был период, когда мы предпринимали какие-то движения для того, чтобы, скажем так, поднять общий уровень и планку известности тусовки или коллектива. Но сейчас достаточно много времени у меня отнимает наш собственный коллектив, и этого почти не происходит.

— И организацией концертов тоже теперь не занимаешься?
— Я, так или иначе, вовлечен в эту деятельность. Люди мне иногда звонят и спрашивают, кого бы позвать выступить. Таким образом, я оказываюсь пусть не соорганизатором, но, по крайней мере, имеющим отношение. И это происходит постоянно. Потом, мы продолжаем от начала и до конца делать фестивали. «Высшая школа панка» пройдёт в Москве и Питере в июне. Пока ничего больше.

— Ты пытался организовать концерт в поддержку «Ленинграда»…
— Та идея, которая была нами сгенерирована более года назад, она… Нас мало, кто поддержал. Мы сделали выводы.

— Что скажешь насчет антинаркотического тура по московским школам?
— Тот тур был сделан на фоне определённых моментов, которые позволили этой акции свершиться. Это очень сложный организационный процесс. Просто так директора школ не отдают свой актовый зал под концерт панк-группы, каким бы благородным не был лозунг этой группы. Это было нелегко делать, но мы это сделали. Сейчас это сделать ещё тяжелее. К тому же, мы получили определённый опыт. Мы уже не пойдем на это. Мы уже сделали…

— Что ты хочешь сказать словами «Тараканы! — одна из групп, которая существует на мировой панк-сцене»?
— «Тараканы!» не играют то, что здесь называют «русским роком» или «русским панком». Мы стараемся быть частью интернациональной сцены. В Италии, Финляндии, Индонезии, Японии, Австралии и Америки есть панк-группы. Они же есть и в России. Нигде в мире они не обособляются по национальному признаку. И только в России придумываются такие понятия, как «русский панк», «русский рок». Мы же с этими понятиями ничего общего не имеем. Наши песни — абсолютно для любых наций, языковых культур.

— Чем занимаешься помимо работы с группой?
— Если мы не в туре и не находимся в процессе записывания нового альбома, моя жизнь проходит достаточно скучно. Если ничего не происходит, я достаточно много времени провожу, лёжа на диване.

— О чём думаешь в это время?
— Что надо бы встать или что сигареты кончаются.

— А в группе у вас какие отношения?
— Мы очень несерьёзные люди. У нас постоянно какие-то подъёьбки в адрес друг друга, малопонятные другим. Какой-то свой странный юмор, спецслова и т.д.

— За что пьёте?
— Как раз к слову о нашем юморе, наш барабанщик Сергей поднимает тост за четыре четверти. Это самый примитивный ритмический рисунок.

— А ты?
— Я пью за здоровье молодых. За геев, кстати.

Автор: Алексей Бабушкин

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com