cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Тараканьи гонки!

Раздел: 2004

Кто не был, тот будет, кто был — не забудет. В смысле, тебе, скорее всего, название группы «Тараканы!» что-нибудь да говорит. А уж если ты совсем из дикого леса, так на то и существует твой любимый упырский журнал — просвещать и облагораживать. Так что вот они — троды плудов. Гонки ничего себе получились, зря времени не потеряешь!

— Ну, у тебя (у вас) уже взяли в жизни столько интервью, что на многотомник хватит. Не задолбало ещё?
— Давать интервью-то? На самом деле не надоело, так же как никогда не надоедает общение с нормальными людьми. В большинстве случаев интервьюеры — люди умные (есть шанс получить удовольствие от общения), а в других — абсолютно неадекватные уроды. Но тем смешнее потом бывает читать свои слова в их изложении .

— Можешь вспомнить самые стандартные, самые интересные и самые дурацкие вопросы, которые тебе были заданы в этих интервью — ну и ответь на них ещё раз, плиз, — интересно же.
— Вот это ништяк подход! Блин, сам придумал? Почему больше никто не догадался? Я ведь тоже иногда бываю интервьюером, тоже буду использовать эту технологию, спасибо. Чемпион среди самых стандартных — «Что такое панк-рок?». Отвечать на него не буду. А самые интересные — пара вопросов, прозвучавших в прошлом интервью для «Хулигана». Что-то про секс с детьми и животными, ну это в архивах найти можно. А самые дурацкие могли бы прозвучать в передаче MTV «Тотальное шоу», если бы мы всё-таки согласились там появиться. По слухам, там задают вопросы типа «расскажите самый смешной случай из вашего детства».

— История «Тараканов!» уже длинна и извилиста. Пунктиром не мог бы рассказать для тех, кто не в курсах?
— Первый концерт — весна 91-го, в 92-ом запись первого альбома. Много концертов, алкогольного и наркотического угара, непрекращающаяся панк-туса. Осенью 93-го — фактически распад, реюнион весной 95-го. Тогда же запись второго альбома. Концерты в только начавших тогда появляться рок-клубах, первые гастроли. В 97-ом выход третьего (первого выпущенного «по-настоящему») альбома, первые радиоэфиры, перемена названия с «Четыре таракана» на «Тараканы!». Фестивали, концерты, гастроли. В 98-ом — следующий альбом, первые видео. В 99-ом — первый заграничный тур, в 2000-ом ещё один альбом. Блин, чё-то как-то не круто ни фига, да? Дальше в принципе можно не продолжать, схема простая — концерты, фестивали, гастроли, тур, новый альбом. Обычная жизнь обычной рок-группы.

— У любого успешного проекта в самом начале был какой-то счастливый случай, удачное совпадение, «добрый ангел» или как там еще это можно назвать. То есть поворотный момент, после которого школьная группа раззвездяев, не думающих особо о музкарьере, начинает двигаться к сияющим вершинам. Как это было у вас?
— Нет, мы всегда думали о «музыкальной карьере», даже тогда, когда были «школьной группой раззвездяев». Поэтому, с одной стороны, можно сказать, что ничего такого с нами не произошло, а с другой — что вся наша карьера как на начальном этапе, так и впоследствии только из таких удачных совпадений и состояла. Ведь с самого начала мы вполне прилично оснащены технически; мы смогли купить себе первые инструменты. Ещё была удача, когда мы фактически подрезали в ДЭЗе репетиционный аппарат, а потом самозахватом оборудовали себе базу, прямо в подвале жилого дома. На первую запись нам дала денег одна подруга, по совпадению жившая именно в этом дворе… Ну а на самом деле никакого по-настоящему «счастливого случая» у нас так и не было. То есть не было резкого прорыва к сияющим вершинам. Была утомительная работа, нищенское существование на грани… Всё долго и нудно и очень, очень нединамично.

— А вершины действительно оказались сияющими? Или, может, сотовыми телефонами торговать было бы надежнее?
— То, что можно назвать «вершинами», в нашем случае скорее — узкое ущелье, которое нам удалось выкопать без особых спецсредств. Денег мы поднимаем, мягко говоря, немного, да и это стало получаться только в последнее время. А как мы жили первые 10 лет — вообще никому не пожелаю.

— Альбом за альбомом, тур за туром — сколько это ещё может продолжаться? Может, пора остепениться, наконец, там, брокером пойти работать?
— Ну, в отличие от некоторых других панк-музыкантов, в нашем случае все мы в группе как раз потому, что мы не хотим быть где-то ещё. Мы — музыканты, потому что никем иным мы становиться не желаем. Мы занимаемся СВОИМ делом, мы настолько на своём месте, что любая мысль о переквалификации — просто абсурд. Делать рок — это то, что нам нравится больше всего. Быть в группе — наиболее интересное занятие для каждого из нас. Более того — никто из нас ничего другого делать просто не умеет. А сколько это ещё может продолжаться? Чем дальше — тем лучше.

— Можно ли сказать, что рок-н-ролл — это то, что переворачивает мир? Что это своеобразная революция?
— Да, абсолютно верно. После изобретения рок-музыки мир стал другим. Просто все мы живем во время, когда поверить в это уже невозможно. На мой взгляд — то, что сделали The Beatles, Black Sabbath, Ramones для человеческой цивилизации, примерно то же самое, что и изобретение электричества. Хотя в этом вопросе настоящее время я бы заменил прошедшим. И не потому, что рок-н-ролл стал каким-то другим, плохим типа. Нет. Просто эта функция, революционная, уже давно выполнена. Настало время просто ездить в туры и записывать пластинки. В своё удовольствие .

— А эта вот революционность, она вообще зависит от музыкального стиля или нет? И вообще, обязательно ли рок-н-ролл должен лежать в области творчества?
— Не думаю, что это так уж зависит от стиля… Хотя, конечно, наиболее некомфортные по звуку, подаче, идеям стилистики привлекают в основном бунтарски настроенных слушателей. Ну а если рок-н-ролл не лежит в области творчества, тогда он, очевидно, лежит в области секса. СтоИт, вернее. А еще для меня рок-н-ролл — это, например, голландские власти .

— Ну а каковы дела в русской панк-музыке на данный момент с твоей точки зрения?
— Думаю, всё намного лучше, чем раньше. Много групп, особенно в больших городах. Фэны перерастают в творцов, а в панке это очень важно. Идеи распространяются, появилось много новых сайтов, люди начинают интересоваться именно панк-музыкой и культурой, а не просто, например, группой «Тараканы!». Это радует. Конечно же, этот процесс не может не сопровождаться огромным количеством «левых» людей на концертах, но это дело обычное. Стала очень активной панк-сцена. В Москве, например, в сезон, может выдаться неделя, когда возможно посещать каждый день хоть по два панк-концерта разного калибра. Что же касается непосредственно музыки, то говна, конечно же, хватает. Но и отличных банд также немало!

— Какие группы из современных ты можешь отметить?
— Из наших — «Кирпичи» с последним альбомом, московские панки «Цунами», панки из Питера «1.5 кг. отличного пюре». «Маркшейдер Кунст». Запад — Darkness, Electric Six, Gluecifer, из старых — Ska P. Я вообще-то очень плотно сижу именно на панк-стилистике, на старомодном пляжном поп-панке в стиле первых альбомов Ramones.

— А как ты относишься к другим музыкальным стилям, совершенно иным, например, к рэпу и хип-хопу? А также к синтетическим стилям, когда всё смешивается напропалую?
— Слушаю таких олд-скульных хип-хоп артистов, как House of Pain, Beastie Boys, Cypress Hill, Public Enemy, Ice Т. Классика, как видишь. Ничего не смыслю в этой музыке и новых артистов в этой культуре не знаю вовсе. Что же касается синтеза, то мне по душе такие штуки, которые делают группы типа Mr. Bungle.

— Вот писательница Амели Нотомб однажды сказала, что пишет прозу потому, что не умеет писать музыку. А ты, пишущий музыку, — пишешь ли прозу? Не было идеи книгу написать или типа того?
— Я написал книгу, такую… За все дела, так сказать. Она — о жизни страны и некоторых её жителей, такой взгляд через призму существования обычной панк-группы, судорожно лезущей наверх, ежедневно борющейся за выживание. Фактически — это автобиография. Название её — «Четыре таракана и Тараканы! Тупой панк-рок для интеллектуалов». Она выходит в свет в апреле, но уже сейчас на www.tarakany.ru можно прочекать несколько глав из оного опуса.

— Поклонниц становится больше со временем?
— В нашем случае почему-то нет. Думаю, что их количество если и растет, то только в зависимости от роста общего числа фэнов группы. На нашей жизни это никак не отражается. Я даже иногда удивляюсь. Меня это даже несколько беспокоит.

— А чё-нибудь противозаконное ты любишь совершать? Панки — они ж, блин, такие?
— Ну, насчёт того, какие такие панки — это отдельный базар. А что до меня — я кошмарно не люблю находиться в положении человека, хотя бы теоретически могущего войти в контры с законом. Всё, чем мы занимаемся по жизни, — само по себе в понимании большинства настолько «на грани», что настоящий crime — это уже чересчур. Я порой, проходя мимо патруля, ловлю на себе взгляды такой интенсивности… Мне иногда кажется, что с их точки зрения уже то, как я выгляжу — само по себе некое преступление. Причём, похоже, они именно так и думают. Вот только предъявить ничего не могут. А если бы могли?

— Да, видон у тебя, действительно, того… А вообще — насколько ты антисоциальный тип?
— В достаточной степени. Мне пo бую многие вещи, которые очень ценны для социума. И вовсе не пo бую такие, о которых социум даже не имеет представления.

— Да, да! Всякие такие вещи! Ну вот, например, извращения всякие. Если честно — что больше всего тебе по кайфу, что ты практикуешь?
— Практикую… Всё, кроме: копрофагии, инцеста, секса с животными, однополого секса. Осталось что-нибудь ещё?

— Поскольку на классический вопрос от «Хулигана» — как ты относишься к сексу с животными и роботами — ты уже отвечал, то можешь сам задать любой вопрос журналу.
— А нельзя ли мне, ребята, у вас собственную рубрику заиметь?

— Отчего же, можно подумать. Но тогда ты учти — всяких извращений в твоей жизни станет НАМНОГО БОЛЬШЕ!

Автор: Макар Свирепый

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com