cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Разговор о музыкальном лейбле «FM молчит Records» и панк-роке вообще

Раздел: 2003

Дима «Сид» Спирин — известный панк-журналист, давний сотрудник и просто друг журнала Rockmusic.ru. Все кто хоть однажды открывал этот журнал, могли это заметить. Я не буду рассказывать о заслугах Димы, как музыканта группы «Тараканы!», при желании вы всегда сами можете всё о них узнать, зайдя на сайт www.tarakany.ru, а ещё лучше — сходите на их концерт, и вы увидите там самое качественное и профессиональное панк-шоу, какое только можно лицезреть в этой стране. Самая последняя новость, которую мы с Димой решили обсудить в этом интервью — это появление лейбла «FM молчит Records», недавно открытого музыкантами «Тараканов!». Основная задача этого лейбла — кардинально изменить ситуацию с панк-роком в стране. Этот лейбл — надежда. Наша надежда не упустить своего и не проебать в очередной раз отечественный панк-рок. Обо всём об этом мы и решили поговорить.

— Вот ты пытаешься привить нашему слушателю панк-культуру именно как культуру и именно в её оригинальном виде. Как показывают годы внедрения панк-рока на нашу землю, люди здесь не хотят меняться, да и, наверное, не будут, осознания панк-культуры как таковой не происходит, а все изменения в лучшую сторону идут медленно. Но ты, как я посмотрю, энтузиазма пока не растерял, вот даже лейбл «FM молчит Records» замутил.
— Да, мы наконец-то осуществили давнишнюю мечту о собственном рекорд-лейбле, который уже более или менее зафункционировал. На данный момент два релиза на счету у лейбла уже есть: это сборник «Высшая школа панка» и новый альбом группы Zuname (Este Tiempo, — прим. tarafany.ru). Ну, что я могу тебе сказать, — сцена у нас есть, иначе идей о рекорд-лейблах просто не возникало бы, потому что было бы нечего выпускать.

— Ну а, как считаешь, надолго ли хватит твоего оптимизма? В какой момент у тебя опустятся руки и ты плюнешь на всё это?
— Что касается собственно исполнения песен в рок-группах, то я надеюсь, что это на всю жизнь. Запас энтузиазма, как мне сейчас представляется, достаточно велик, потому что ко всему прочему ещё и исторически так сложилось, что то, чем я занимаюсь — это единственное дело, которое меня интересовало и продолжает интересовать больше, чем все остальные дела. Это единственное дело, в котором я более или менее преуспел. Кроме всего прочего, этим делом я занимаюсь плотно в течение вот уже долгих лет. Так же плотно я не занимался ещё ничем, поэтому у меня и выхода-то другого нет. Другими словами, даже если и пропадает какая-то часть энтузиазма, о котором мы говорим, будет очень сложно порвать все связи, сжечь все мосты, переквалифицироваться и начать заниматься чем-то другим.

— Будешь ли ты продолжать заниматься всем этим даже тогда, когда поймёшь, что никому кроме тебя самого, это не нужно?
— Ну, если мы говорим о коллективе, то, конечно, для начала требуется наличие, по крайней мере, 2-3 соратников. Для начала этого достаточно. Другое дело, что это может длиться сколь угодно долго. Это, во-первых. А во-вторых, это начало может возникать вновь много раз, когда коллектив по какой-то причине теряет всё, люди расходятся, и приходится начинать всё фактически с нуля. Но если рядом есть люди, которые заряжают тебя своим энтузиазмом, своим интересом к музыке, когда вдруг оказывается, что у тебя с ними общие вкусы и мыслите вы похоже, то это очень сильно вдохновляет и сподвигает на какие-то движения и свершения. А публика всё равно рано или поздно появится. Не может не появиться, особенно если ты достаточно активно действуешь. Музыка — она навсегда. Вот как Zuname поют: «We are together, punk music forever». Я это интерпретирую следующим образом: панк-рок будет всегда, пока мы, типа, ребята, вместе. И для этого совершенно необязательна широкая аудитория. То есть, не то чтобы необязательна, просто широкая аудитория — не главная составляющая. Что же касается некоторого несоответствия того, что происходит в стане музыкантов, и того, что мы видим на массовых панк-концертах в зале, то достаточно большая часть аудитории просто не считывает мессаджа и находится на совершенно другом уровне (я не имею в виду интеллектуальное развитие, хотя во многом и это тоже). Я имею в виду то, что музыканты закладывают в своё творчество какие-то идеи, имеют стиль, а считывается это всё абсолютно по-другому, не так, как замышляли музыканты. В этом плане разочарование, конечно, имеется, но оно не сегодня появилось, оно появилось очень давно.

— В этом смысле появление на свет лейбла «FM молчит Records» мне видится очередной попыткой…
— Да, это ещё одна попытка привести нынешнюю ситуацию с отечественным панк-рок в русло более или менее напоминающее интернациональную сцену, обустроить наши дела так, как они обстоят во всём мире.

— Так вот, об успешности этой попытки говорить пока рано. Тем не менее, некие сотрясения, которые должна вызвать работа лейбла, их масштаб уже сейчас должен предполагаться. Вот какой потенциальный резонанс ты ощущаешь пока что?
— Короче говоря, в пику различного сорта недоброжелателям, которые считают, что «Тараканы!» стали панк-группой, типа, мини-копией «Король и Шут», то есть неким панк-роком для панков полуурлового сорта, говнопанков, что называется, — в пику этому мнению я всё-таки тешу себя надеждой, что среди наших появляется достаточное количество людей в панк-роке продвинутых, панк-роком интересующихся, желающих копать глубоко, ищущих новую информацию, могущих её получать, анализировать и выбирать для себя что-то более подходящее. Вот ты говорил о базе и резонансе. Так вот, я надеюсь, что базу составит именно эта часть фэнов «Тараканов!». Как ты, наверное, понимаешь, мы постарались провести все логические связи между лейблом и группой для того, чтобы каждый понимал, кто за этим стоит. То есть, лейбл назван по песне «Тараканов!», сборник оформлен в традиционном для «Тараканов!» дизайн-стиле, да и прочие всякие штуки. Это делалось специально для того, чтобы наши фэны успешно могли эти идеологические связи провести и заинтересоваться нашей деятельностью. Плюс ко всему, я надеюсь на то, что у многих групп, с которыми мы связаны или собираемся быть связанными, есть некая фэнская масса, рассыпанная по всей стране. И пускай даже в крупных городах мы, может быть, не наберём и одного десятка почитателей группы Zuname (скажем, в Тюмени или где там), но одна из основных целей создания этого лейбака заключается в том, чтобы эти самые 10 человек в Тюмени могли купить их пластинку в ларьке.

— Ну и ещё, наверное, одной из основных целей является ознакомление публики с малоизвестными группами за счёт их компонования с более известными коллективами в сборниках и фестивалях?
— Конечно. Для этого и существуют такие проекты, как сплит-альбомы и сборники. Мы очень сильно ставим на такой приём продвижения ансамбля, как сплит популярной группы с непопулярной, играющей коммерциализированный сорт панк-рока с совсем уж некоммерческой музыкой, которая априори не может продаваться широко, и так далее.

— Понятно, что намерения все благие, что ты будешь стараться покровительствовать молодым и талантливым исполнителям. Но ведь этих исполнителей не так уж много, следовательно, пустые места сборника, например, будут заведомо заполнены ансамблями качественно более низкого уровня.
— Скажу сразу: плохих групп мы издавать не будем. Конечно, плохая и хорошая — это понятия субъективные, это для каждого человека по-своему, мы вот, например, рассчитываем получить следующий альбом «Элизиума». Я знаю, что многим «Элизиум» не нравится, так же, как мне персонально не нравится «Бэрримор», и я могу быть не в восторге от «Элизиума», так же как я не в восторге от «Мумий Тролля», условно говоря. Но я вижу в этих группах какие-то черты и составляющие, которые объясняют мне, почему эти группы нравятся другим людям. Конечно же, в нашей деятельности будет присутствовать определённая вкусовщина — что-то, что мне активно не по душе, издаваться у нас не будет. Вообще же, мы будем работать сразу в двух направлениях: приобретать издательские права на пластинки хорошо известных групп и стараться издавать хорошие новые группы. Выпуск пластинок неизвестных ансамблей — это определённый риск, и именно поэтому селекционную работу следует проводить очень тщательно, выбирать действительно талантливые ансамбли.

— Ну а достаточно ли у нас этих самых талантливых групп для того, чтобы обеспечить плодотворную и долгую жизнь лейблу? Какой багаж талантливых молодых ансамблей ты видишь здесь?
— Дело в том, что это напрямую не связано с наличием или отсутствием моды на панк-рок и вообще с поветрием таким — фигачить панк-рок. Это напрямую зависит от того, рождает ли таланты земля русская вообще, причём в любых сферах искусства, включая оперу, балет, живопись или хоккей. Ведь что есть талантливый ансамбль? Прежде всего, это ансамбль, сочиняющий пиздатые песни. Это, прежде всего. Что такое талант? Это наличие врождённой или приобретённой способности выражать свои мысли и чувства в художественной форме. Чем больше у тебя этих способностей, чем лучше ты выражаешь свои мысли в художественной форме, тем талантливей твои песни. Соответственно, в любых областях, в том числе и в панк-роке, есть хорошие сонграйтеры и плохие. Понятно, что если мы обозрим нашу сцену сейчас, мы увидим некоторую её ограниченность, но ведь мы не можем обозреть, тех, кто на первую репетицию собрался 2 месяца назад, мы ещё не знаем их.

— Тем не менее, определённый плацдарм групп, на которых лейбл будет строить свою работу, он должен быть уже сейчас.
— Он есть. Я тебе так скажу: на год групп хватит.

— Вышел альбом Zuname, в планах выпустить альбом «Штабелей». А какие ещё группы будут изданы в ближайшее время?
— Ну, с Zuname всё понятно: это группа старая и авторитетная. Все те, кто имел желание её услышать (по крайней мере, в Москве), имел такую возможность, так что говорить о группе много не имеет смысла. «Штабеля» — группа тоже, в общем, весьма и весьма оригинальная и запоминающаяся. По московским меркам они имеют все шансы взмыть достаточно быстро. Они без году неделя в Москве, но о них уже говорят. Там есть мысли, идеи, там есть яйца, собственный звук и вид. В общем, с ними интересно, они не являются чьим-то клоном. Сразу хотел сказать, что в России группа имеет дополнительный козырь в случае, если их название русское и поют они на русском языке. Особенно это касается музыки, которая заведомо звучит некомфортно и имеет очень мало шансов для получения массовой популярности. То есть, если группа Plazma, которая имеет англоязычное название и англоязычные песни, при наличии достаточного бюджета может быть раскручена до уровня звёзд дискотек, то группе Distemper, несмотря на абсолютную русскоязычность текстов, только из-за названия пришлось пройти 15-летний путь до своего первого концерта на площадке большей, чем клуб. Я бы с удовольствием выпустил Devilock, и мы об этом говорили, Devilock — вообще уникальная группа. Для того, чтобы проиллюстрировать нашему многоуважаемому читателю то, о чём мы говорим, я бы посоветовал ему зайти на сайт www.rockmusic.ru и прочитать репортаж того же Степана Максимова об этой группе для того, чтобы составить о них представление. Это обязательно стоит сделать, я вам всем очень рекомендую. Для движения Devilock у меня есть некоторые схемы, не стандартные даже для «FM молчит». Я планирую для начала выпустить сплит Devilock с подобной американской группой, и такая группа у меня на примете уже есть — это некие Groovie Ghoulies. Что ещё? Ну, свою первую пластинку записали «Т-34» из города Рыбинск. Там для нас кайф заключается в том, что эта банда хоть и играет поп-панк, делает это нетривиально, они больше похожи на «1.5 кг отличного пюре», нежели на «Контейнер 35». Они вполне могут занять место между «Порт (812)» и теми же «1.5 кг отличного пюре». Ещё я зарюсь на ПТВП. Я уверен, что эта группа уже сейчас может собирать СДК МАИ. Просто никто не сделал нескольких шагов для них — для того, чтобы их музыка стала чуть более доступной. Плюс ко всему мы будем издавать и западную «фирму». Одна из тех групп, что отдали права на выпуск своих пластинок здесь — американские поп-панки Darlington. Darlington — это вообще одна из самых моих любимых групп во всём мире. Я не ожидал, что нам будет оказана честь их издавать. Но они оказались, что редкость среди американских групп, очень сильно заинтересованными в России вообще.

— Ты ведь был на больших европейских рок-фестивалях, ты наблюдал и западную панк-сцену. Вот что тебя больше всего поразило у них, в чём принципиальное отличие западной панк-сцены от нашей?
— Первое и основное отличие, которое бьёт наповал и не оставляет для России никаких шансов, это то, что DIY для них — это не просто слова, не просто идеология, не просто свод правил, не просто работающая схема, а идеально отлаженный механизм, успешно конкурирующий с мажорными схемами. DIY у них работает с такой же результативностью, как и мажорная сцена, просто на другом уровне индустрии и исходя из совсем других побуждений.

— Ну да, у них каждый заинтересован в процессе, а кроме того, у них DIY оправдан и с финансовой точки зрения.
— Именно так. Вот это принципиальное отличие. Даже, может быть, и не DIY у них там никакой, а такой сорт панк-индустрии, где понятие professional punkers не является просто строчкой из песни группы NOFX. Ты можешь их видеть, общаться с этими людьми, которые 25 из своих сорока лет своей жизни посвятили панк-сцене, продвижению этой сцены. Многие из них ходят на работу, многие из них отдают панк-року всё своё свободное время. Но кое-кто (и таких людей немало) в конце концов оказывается способным сделать своё вовлечение в панк-сцену единственным делом своей жизни, единственным источником дохода. Просто надо понимать, что финансовые условия, социальная защищённость и вообще общая экономическая ситуация в Европе позволяет людям, не зарабатывая много, существовать но достаточно приемлемом уровне жизни. Позволить себе снять хату может любой человек, зарабатывающий один доллар на каждом диске DIY-группы, выпускаемой им. Это не так много, если учесть российские мерки, где тот или иной экономический проект считается рентабельным только в том случае, если он приносит два или три конца прибыли. Это дикость. Во всём мире рентабельность проекта — это 20 процентов прибыли, а не 300, как у нас. Вот это отличие. И это на любом уровне.

— С одной стороны, «панк — это слово из четырёх букв» и «моя идеология — никакой идеологии», и вообще — это всего лишь панк-рок, как я говорю. Есть такая позиция. С другой стороны, не прекращаются идеологические баталии, серьёзные философские думы и прочая интеллектуальная канитель, мы ведь продолжаем думать и докапываться, что к чему в этой культуре. Вот в какой ситуации панк — это слово из четырёх букв. А в какой идеология и философия? Согласись, что твоё понимание панка не ограничивается «словом из четырёх букв», если уж так по-честному. Хотя, в принципе, в бытовом общении, насколько я помню, мы этих тем не очень-то касались.
— Пользуясь твоей терминологией, штуки сорта «панк — это слово из четырёх букв» и «моя идеология — никакой идеологии» рождаются тогда, когда ты реально заёбываешься от долгих и серьёзных базаров на эту тему. Человек — это ведь нестабильное существо, психика устроена так, что человека утомляют некоторые вещи. А эти песни — просто реакция на утомление. Кроме того, меня всегда удивляло, на хуя люди разговаривают об этом? Ведь панк-музыка — это души порыв, это чистая эмоция. Как можно об этом разговаривать? Конечно, неофиты и люди, которым интересен культурологический аспект феномена, — это две категории людей, которым интересно об этом говорить. Неофитам — потому что, вторгаясь в новую для них культуру, им необходимо сразу же понять рамки этой культуры, в чём они выражаются, для того, чтобы быстренько на себя всё это примерить и стать, что называется, панком. Культурологи… у них там всё сложнее, им надо придумывать термины и раскладывать всё по полочкам. Но на хуя всё это надо людям, которые практикуют панк-рок? Мочи, блядь, и в рот его ебать! Мы об этом говорим, мы вставляем кассету и начинаем бодриться или не бодриться — вот основная запарка, а не в том, что сесть и попиздеть об этом, что есть панк.

— Да, это всего лишь рок.
— Вот именно. И когда ты это говоришь, ты цитируешь не последнего в роке человека по имени Мик Джаггер. Да, это всего лишь панк-рок, не более. По сравнению с бушевской интервенцией в Ирак, панк-рок — это, в принципе, хуйня! Но в умелых руках, например, Фэт Майка панк-рок может стать мощным орудием против бушевской интервенции. И тогда он уже перестаёт быть словом из четырёх букв и становится орудием против имени четырёх букв.

Беседовал Степан Максимов

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com