cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Тараканы! Что скрывалось на кухне

Раздел: 2003

«Тараканы!» отыграли отличный концерт. О некоторых подробностях мероприятия, претендующего на одно из самых ярких событий сезона, беседуют обозреватель Алексей Певчев и лидер группы «Тараканы!» Дмитрий «Сид» Спирин.

— Вы отыграли один из самых значимых концертов в вашей карьере. Кому пришла в голову столь наглая идея — отметить свой день рождения на площадке, которую принято ассоциировать с концертами групп-динозавров, апологетов русского рока, неизменно собирающих полные залы?
— Прежде всего, было решено отказаться от сетов приглашённых разогревающих групп. Будь то юбилей, или презентация новой пластинки. При огромном количестве групп-участников впечатление размывается и абсолютно невозможно сфокусировать внимание на виновниках торжества. Планируя получить на подобный концерт всех фэнов, ты в итоге предлагаешь им непроверенное меню, что вызывает эффект отторжения. Порой к выходу хэдлайнеров люди уже не способны стоять на ногах или просто устают от рока. Мы поняли, что если хотим выступать с сольным сетом, это должна быть одна группа поддержки. Ей стала группа «Кирпичи». Где-то с августа-сентября месяца мы активно муссировали с «Кирпичами» идею совместного альбома. Подобная пластинка вышла в Штатах. Группы Rancid и NOFX переиграли пять вещей по следующей схеме: Rancid сделали пять кавер-версий NOFX, а те, в свою очередь, сделали то же самое с Rancid. Нам эта идея показалась симпатичной. К этому моменту мы где-то надыбали демо-записи нового альбома «Кирпичей» «Сила ума» (тогда ещё не вышедшего), и загорелись идеей сделать это именно с ними. «Кирпичи» восприняли идею «на ура», и тут же, как довесок к этому, возникла мысль провести совместный концерт. Мы стали вынашивать эту идею, — эдакого жирного, большого концерта, на удобной, авторитетной площадке, с мощным промо. Предложили её устроителям из компании FeeLee Management, но так как они поначалу (да и практически до дня концерта) сидели на измене по поводу рентабельности такого большого мероприятия, им понадобился информационный повод. Мы стали думать. Тут нам вспомнилось, что именно в это время (февраль-март) у нас бывает условный день рождения. Потом вспомнили, что нам 12 лет, то бишь дюжина. Во всём мире дюжина является пусть не круглой, но значимой датой. Таким образом, основная идея выступления оформилась — это день рождения «Тараканов!». Концерт в итоге получил название «Панк-рок дюжина», плюс выступление «Кирпичей» как «золотого гвоздя» программы. Так мы обозвали их участие по их же одноименной песне.

— До того, как провести этот концерт, ты видел много рок-мероприятий подобного рода в Европе, кроме того, «Тараканы!» съездили в зарубежные туры. Я читал твои весьма позитивные отзывы о подобного рода мероприятиях. Можно ли говорить, что при организации этого концерта ты определённым образом оглядывался на тамошние образцы?
— Всем, кто так или иначе был на концертах за границей, бросается в глаза, что любой рок-концерт, будь то огромный фестиваль или малюсенький клуб, любое европейское выступление разительно отличается от российских аналогов главным — атмосферой дружелюбия, братства, веселья, всеобщей свободы, отсутствием прессинга и напряжения. В данном случае нам хотелось, чтобы, насколько это зависит от нас, концерт получился приближенный по своей атмосфере к европейским делам. Естественно, мы имеем крайне малое влияние на ментов, на охрану, на организаторов. Артист до сих пор в России не хозяин положения, хотя, наверное, смотря какой артист. Мы старались исподволь мягко влиять на все аспекты, на всё, из чего складывается большой, настоящий рок-концерт и всё, что от нас зависело, мы сделали.

— По какому принципу отбирались люди для участия в концерте? Мне кажется, что если вспомнить всех, кто когда-либо участвовал в записи, от «Четырёх тараканов» до нынешнего состава, участников могло быть и больше?
— При выборе гостей мы ориентировались на две вещи. Первое — это должны были быть люди, которых нам хотелось бы видеть, и мы всем им сделали предложение. И второе — рассматривали кандидатуры тех, кто вышел на нас с подобной инициативой самостоятельно. Это ведь как любой день рождения. В силу очень небольшого бюджета мы не смогли себе позволить пригласить много иногородних артистов, ведь каждый приезд оплачивался нами из своего кармана. Плюс отдельный акцент мы хотели сделать на экс-участников группы. Причём на таких экс-участников, которые активно работают на сцене сейчас. Хотя, например, был у нас такой певец Денис «Пит» Петухов, который сейчас басист группы Butch, его я даже не пытался вызванивать, понимая, что человек, играющий в группе такого уровня, скорее всего занят всё время, и ездить на репетиции, а потом провести целый день в Москве для того чтобы поздравительно-фрагментарно проучаствовать в 2–3 песнях, для него чересчур напряжно. Таким образом, два главных экс-участника выкристаллизовались очень быстро. Это должны были быть обязательно Вова Родионов и Саня Голант. С тем и с другим мы провели по несколько отличных, весёлых лет, и тот, и другой оказали очень сильное влияние на эстетику группы, на то, по какому пути она станет развиваться. И тот и другой сочинили большое количество песен, или проучаствовали в процессе как соавторы. Вова и Саша получили предложение, оба согласились, оба стали готовиться к выступлению. Сет с Родионовым я считаю одним из самых ярких эпизодов концерта. Нас как будто бы вернуло в старые времена, это было отличное чувство! Мы также хотели, чтобы и Санёк вышел, его участие у нас в концерте мы обозначили как «музыканты группы НАИВ». В итоге получилась известная ситуация. Это вызвало гнев другого музыканта группы НАИВ (или других музыкантов группы НАИВ), что вылилось в то, что Голанта в концерте не было и это очень и очень печально.

— Что приятно поразило на концерте, ни в одном выступлении не было ни малейшего намёка на халяву, всё было филигранно отточено. Сложилось впечатление, что всё это результат очень долгих и планомерных репетиций, что, уж извини, не всегда в рамках жанра.
— Мы распланировали приезды к нам наших гостей, и иногда принимали за 3-часовую репетицию по 3–4 представителя от разных групп. Таким образом, последние две недели до концерта мы репетировали только с ними. Мы не репетировали новых песен, забили на оттачивание текущего материала. Как правило, оказывалось, что все люди уже «в материале» и особых заморочек нет. Все могли играть наши не самые сложные песни на раз, и нужно было только попытаться сфокусироваться на мелочах. Как ты понимаешь, когда человек имеет базу, может играть или петь, сразу возникает пространство для сценической игры, для шоу. Это как в театре, когда актёр отлично знает текст, всё остальное даётся легче.

— Всего прозвучало сорок шесть вещей, причём, как мне показалось, всё шло по какой-то тщательно разработанной концертной схеме.
— Первые четыре песни — это наш отрепетированный нон-стоп. Так начинаются наши концерты в течение последнего полугода. Когда мы выходим и без «здрассьте» и «до свидания» «лупим» четыре вещи подряд. Это красиво, хорошо, это известный рок-приём, который всегда действует. Понятно, что все эти песни с нового альбома «Страх и ненависть», который уже стал бестселлером. Далее пошли другие песни из «Страха и ненависти», но не в привычном порядке, а с учётом двух факторов. Скажем, хит «Я смотрю на них» должен был быть в самом конце, а остальные песни — в такой последовательности, чтобы между выступлениями гостей было побольше песен, которые исполнялись бы только основными участниками «Тараканов!». Сделано это было для того, чтобы гости не путались, чтобы между ними оставалось по 2–3 песни.

— Гостей вы в итоге собрали достаточное количество. Расскажи о них поподробнее, поскольку концертные комментарии не всегда были полными, а народ был такой, о котором не грех и рассказать лишний раз.
— На «Реальном панке» с нами спел Юра Девятов. Мы познакомились, когда он был одним из вокалистов группы «Элизиум». Как известно, в «Элизиуме» всегда, на протяжении всей истории, было два вокалиста. Составы менялись, но главная фишка с двумя вокалистами оставалась. Среди вокалистов был также Саша Телехов, не приехавший на концерт из-за болезни. Он всегда был одним из постоянных вокалистов и очень нам нравится. Он — «стрейтэйджер», человек, который в свои 22 года загадочным образом ни разу не пробовал ни наркотики, ни алкоголь. При этом он абсолютно вменяемый, незамороченный на этой фишке и очень талантливый человек. Мне нравится его манера держаться на сцене. Илья «Коматоzz». «Коматоzz» — молоденькая московская группа. Я не могу сказать, что это мой любимый сорт панк-рока. Это нечто среднее между классическим образцом 77 и очень обламывающими меня псевдо-фольклорными влияниями в манере «Короля и Шута». Тем не менее, Илюха — очень талантливый молодой парень, который помимо всего прочего ещё и отличный гитарист. Вот он и сыграл с нашим гитаристом дуэль между «Я не верю» и «Бритни».

— Здесь в сет-листе интересный момент. В песне «Русский рок» стоит фамилия верховного руководителя «Нашего радио» Михаила Козырева. На концерте, тем не менее, его не было.
— Я не считаю за накладку то, что Козырева не было. Хотя бы потому, что его выступление мы не анонсировали. На самом деле это была его персональная инициатива. Как известно, Михаил любит выйти на сцену, и не только в качестве радиоперсоны. Нам показалось, что его персона на нашем концерте будет наиболее адекватна именно во время исполнения песни «Русский рок». Основная причина, по которой его не было, в том, что мы так и не смогли придумать должный креатив. То есть — что именно он будет делать на сцене. Мы не смогли сформулировать ему предложение, а он не заморочился придумать что-то сам. Далее. «Родя блок». Участвует Вова Родионов. Мы начинаем играть Freedom, на соло выходит он и остаётся с нами. Начинается псевдо-рэгги интродукция. Мы решили использовать её, для того чтобы представить публике Володю, чтобы люди поняли, кто же это стремительным метеором влетел на сцену, что это за странный человек с гитарой наперевес, в «бруках» и кедах. Вова был представлен и мы сыграли Farwell Majority. Эта вещь в своё время была записана на студии с ним. Дальше мы играем «Я пил», которую Володя сочинил, и здесь как раз Серёга исполнил своё барабанное соло. «Валидола пачку» — она была в своё время отрепетирована и теоретически должна была оказаться на альбоме «Украл? Выпил?! В тюрьму!!!». Репетировать-то мы её репетировали, но Вова ансамбль покинул. Это, кажется, было в конце 1996 года, и от этого репертуара мы отказались, поскольку все песни этого периода мы считали персонально Володиным креативом. Сразу после того как он ушёл и организовал «Ульи», эти песни получили другой угол зрения. Услышав их в контексте «Ульев», они нам жутко понравились, поэтому одну из них мы исполнили. «Мне плохо с утра» — это песня Дениса Петухова, сочинённая им лично в 1992 году, она вошла в Duty Free Songs. Именно эту вещь выбрали пацаны из Distemper. Они просто пришли, показали нам ту аранжировку, которую они придумали, мы быстренько её подхватили, и они тут же предложили воткнуть ещё и песню «Если бы я был самым главным». Это, практически, единственная вещь в нашем репертуаре, сделанная полностью в ска-стиле и для них это было очень просто. «Мальчики-танчики». Здесь в сет-листе ты не видишь подписанного ручкой возможного исполнителя, но на самом деле он был. Его зовут Андрей по кличке Hot Dog. Парень живёт, точнее, жил в Боровичах Новгородской области, сейчас он учится в институте в Новгороде и он наш большой друг. Они с друзьями в Новгороде нарулили некое панк-комьюнити, организовали группу. Она называется Kabzone, это такая игра слов. Дня за три до концерта он мне позвонил и предложил своё участие. Репетиций с ним не было, но всё получилось отлично. «Непогода» с Галей Коперник. Репетиции с Галюшей получились наиболее энергоёмкие. Пришлось немножко помучиться, но в итоге всё получилось очень мило. Галя — очень харизматичная девка, и она действительно крутая. «Поезд в сторону Арбатской» — Илья («Порт 812»). Тоже очень симпатичный для нас коллектив. С ними не было репетиции, мы прогнали её на саундчеке, и всё удалось. «Весеннее обострение» — здесь я уходил со сцены, поскольку солировал Лёха — наш басист. То же самое в песне «Выходной», — здесь пели Олег и Дима («Фиги»). Они из Москвы, играют совсем попсовый поп-панк, но не дешёвый, а очень душевный, не фальшивый. Эдакие The Toy Dolls встречаются с Найком Борзовым в молодости. «Кто же теперь будет спать со мной» — Андрей Шабаев. Это гитарист «Червоны рутты» и наш партнёр по «Приключениям Электроников», а заодно и таракановский звукорежиссёр, хозяин-модератор и веб-мастер www.punkmusic.ru. Мы выпускали с ним сборники «Типа… панки и всё такое!…», но в первую очередь это очень талантливый музыкант. Он родился в Уфе, приехал в Москву лет шесть назад. В Уфе играл в одной панк-группе, музыканты которой позже вошли в первый состав группы «Земфира». Перед «Опасным сексом» был первый фальшь-уход. Фишка, подсмотренная нами у фирмачей. У самых нервных фэнов случается припадок, типа, а где ж мои 5–6 любимейших песен и куда это они пошли. Свист, ажиотаж. Фэны поумнее видят, что свет в зале не включают, поэтому явно будет продолжение. Начинается активное скандирование названия группы, и тут появляемся мы, красавцы, и, конечно, играем ещё! «Замучили гады». Это первый кирпичик в наш с «Кирпичами» совместный альбом. Песню мы записали, и хотели, чтобы Василий Васин вышел с нами на сцену. К сожалению, им надо было на поезд, поскольку у них в Питере был назначен стадионный концерт. «Я ненавижу тараканов». С этой песни начался блок, в котором участвовали Der Steinkopf. В данном случае на сцену вышел гитарист Лёха Маллер. Вообще авторство этой песни принадлежит «дерштайнерам». Мои пацаны разучили эту вещицу, а на следующей песне всё поменялось. Я вышел петь «Дурную башку», а подыгрывали мне музыканты «Дерштайна» за исключением барабанщика, барабанщик был наш. Override Generation — кавер SOBUT, с которыми мы, как известно, были в туре в России и Японии. Это одна из наших любимых вещей. «Восклицания знаки» и «Улыбайся» — наши новые вещи. «Панк-рок песня». Здесь должен был быть Саша из «Элизиума». За день до концерта Дракол (басист и лидер группы) позвонил и сказал, что у Саши температура 38, билет его он сдал, но так как в «Элизиуме» два певца, то одного из них сменила некая Ксюша, которая к тому моменту в группе была восемь или девять месяцев и пела с ними на «Нашествии». Дракол сказал, что Ксюша выдвигается с ним. Я не могу сказать, что я на тот момент доверял Ксюше как артистке-певице-вокалистке, а уж тем более как чувихе, которая сможет с чувством, с толком, с расстановкой исполнить с нами совместную вещь без репетиций. Но, по всей видимости, девчонка оказалась смелая. В итоге она всё сделала хорошо и спасибо ей за подарок. Дальше — второй фальшь-уход. Выходим с песней «Я смотрю на них», мы уже давно играем её на концертах, немножечко переиначив. Она начинается у нас не так, как на альбоме. Выходит Дима гитарист и начинает потихонечку на неперегруженном звуке играть основную тему из песни. И на людей это действует таким образом, что они некоторое время прибывают в замешательстве, поскольку слышат явно знакомую мелодию, но не понимают, что это такое, а потом врубаются и начинают хором петь. Эта песня очень жирно смотрится в финале, в условиях большой площадки. «Много тёлок и пива». Нами рассматривается как основной хит альбома, в который она входила, записывая и исполняя её, мы очень не хотели получить имидж группы, которая играет рок с нахмуренными бровями. «Украл? Выпил?! В тюрьму!!!» и Blitzkreig Bop (кавер Ramones) мы много лет играем последними, но вот здесь-то планировался ещё одни сюрприз. Мы снова должны были уйти и вернуться, и сыграть действительно последнюю песню. Это должен был быть снова кавер Ramones, любой. Благо мы можем играть их на вскидку двадцать пять штук. Однако световик ДК им. Горбунова решил, что с нас хватит и врубил свет. Может быть, кому-то из-за этого финал показался смазанным, но мы ни в коем случае не планировали выхода на сцену всех участников концерта, никаких «Замыкая круг».

— Интересно, что вы обставили концерт по-настоящему, по-фирменному, с музыкой, которая звучала до начала концерта и с красивым выходом. Но если финал концерта с песней We Are the Champions выглядел очень убедительно, то самое начало, когда вещи Ramones неожиданно перетекли в песню «Рок» группы «Чёрный кофе», мне показался надуманным.
— С «Роком» произошла следующая история. Мы счастливым образом вспомнили о существовании песни со словами «Это рок всех собрал под своим крылом, рок со мной, рок с тобой. Рок зовёт за собой!» и это был чистый прикол. Дело в том, что не все фэны проводят параллели между «Кирпичами» и «Таракнами!». Для многих «Кирпичи» — это хип-хоп группа. Как ты знаешь, среди небольшой части панк-фэнов существует стойкое неприятие рэп-культуры, все эти «рэп — это кал», «Децл — лох». Но мы, исполняя нашу сегодняшнюю музыку, очень хорошо помним о наших панк-и-рок-корнях. Мы предпочитаем не ограничивать себя никакими ярлыками, всё, что мы делаем — мы просто играем рок, то есть именно ROCK — где все четыре заглавные латинские буквы и три восклицательных знака. Вот так! Ну, а после того, как свет был включен, пошла We Are the Champions. У этой песни в контексте было два варианта судьбы, она могла прозвучать в финале, а могла и не прозвучать. Мы отдавали себе отчёт в том, как могли бы развиваться события. Если бы мы обосрались и не собрали бы зал, сыграли очевидно плохо, если бы в зале были накладки, если бы не возникло это фантастическое, переполняющее нас чувство фееричности от произошедшего, песня бы не прозвучала. В итоге — песня прозвучала!

— На этом концерте ты выступил и режиссёром сценического действа и главным участником, было вложено огромное количество сил и энергии, но я не могу понять, как ты мог в течение концерта, помимо выходов на сцену заниматься администрированием?
— Дело в том, что, к счастью, в день концерта я не занимался никакими оргвопросами. Я посчитал-понадеялся (и не напрасно), что все люди взрослые и вменяемые, со всеми проводились репетиции, были развешены бумажки, где всё досконально расписано, плюс у меня был смотрящий. «Кирпичи» сидели в одной гримёрке, для девчонок открыли другую (но они предпочитали тусить с нами), и вся шатия-братия сидела в гримёрке номер 17, где была накрыта мини-поляна. Все поглощали чай-тортики и всё было отлично! Удивительно, но не было никаких срывов, всё прошло идеально. Это было очень интересно, когда двадцать рыл разных людей знают и находят своё место в концерте, ничего не путают, ничей сет не сдвинулся, никто не оказался за двадцать секунд до своего выступления в десяти минутах ходьбы до сцены. Всё было ништяк!

— Невзирая на то, что у вас есть опыт работы на стадионах, остается только догадываться о той эйфории, которую ты испытал, когда увидел количество людей на концерте.
— Единственное, во что до сих пор трудно поверить, это то, что мы собрали такое количество публики. Мы думали о полутора тысячах, но когда в день концерта я узнал о результатах продаж билетов, и о полном солд ауте, я был действительно удивлён. Что касается волнения на сцене? Знаешь, сцена «Горбушки» построена таким образом, что толпень в зале почти не видна. Инженерная задумка осуществлена так, что ты видишь только два ряда приплюснутых к сцене людей. Основная часть партера, бельетаж, балкон — их просто не видно.

— Сейчас можно сказать, что вы сыграли один из самых интересных и запоминающихся российских концертов сезона. Этот концерт — по-настоящему очень важное событие для «Тараканов!». Насколько тяжело тебе будет после эффекта настоящего, полноценного по большому счёту «сольника» выходить и играть в клубе? Мне кажется, что после этого эпизода выступать в качестве саппорт-группы «Тараканы!» вряд ли согласятся…
— Дело в том, что на московской клубной сцене настали действительно не самые лучшие времена. «Свалка» закрылась, «Точка» закрывается 6-го апреля, а оставшиеся места не слишком популярны. Конечно, мы теперь смотрим в сторону больших площадок, грамотных промоутеров, может быть условно «большого шоу-бизнеса», людей, которые делают концерты в МДМ, «Зелёном театре». Так что, может быть, чем чёрт не шутит, когда-нибудь и у нас будет своя Малая спортивная арена Лужников.

Беседовал Алексей Певчев

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com