cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Игра в ассоциации

Раздел: 2002

Они на панков вообще никак не похожи. Только лидер «Тараканов!», Сид, с прической «я у папы чудо света» и прикидом «сам себе фан», отдаленно напоминает кого-то из Sex Pistols. На сцене шумят совсем уж не по-панковски, а образ внемузыкальной жизни у них почему-то довольно спокойный. NME решил со всем этим разобраться.

Играем в ассоциации. Слово «панк-группа». Версия NME. Грязные лохматые чуваки, алкоголь, наркотики, девки, разбитые инструменты, разнесённые в ноль номера в гостиницах, дебоши, угар, концерты, сыгранные в состоянии «рогами в таз», и прочая непорядочность. Панк, одним словом. Тем не менее, блуждая по коридорам и каким-то замороченным винтовым лестницам здания FeeLee Promotion в поисках нужного офиса, NME вообще с трудом представлял, кого ему предстоит увидеть. Существующая аж с 1991 года группа «Четыре таракана» (позже «Тараканы!») за это время раз 15 тасовала состав, меняла название, её участники постоянно образовывали множество сторонних коллективов — взять хотя бы «Приключения Электроников» и «Три 15». Увидеть их клип в ящике означает лицезреть чудо. Альбомы особым спросом не пользуются, но отдельные хиты, вроде уже похороненной песни «Дурная башка» и ещё живой «Поезд в сторону Арбатской» всё ж таки очень популярны и входят во всякие сборники типа «Максидром» и «Нашествие». В общем, загадочная группа. Вроде и не знает никто, а вроде и популярна.
Наконец выбравшись из лабиринта, NME наткнулся на какую-то комнату, гордо именуемую офисом. Комната завалена всяким барахлом: ящиками, одеждой, использованными чайными пакетиками и прочей пищевой продукцией «второй свежести». Словом, место для обитания тараканов самое идеальное.

— Э-э-э, привет. Мы к вам, типа, на интервью.
— Сид (Дмитрий Спирин): Мы, типа, тоже.

Сид, сосредоточенно смотревший в выключенный монитор, поздоровался и начал искать стулья для NME. В результате поисков у одного стула его мощными руками были напрочь отломаны две ножки. NME сразу подметил, что «Тараканов!» только трое. Сид, басист Лёха и гитарист Дима. Ударник Сергей, видимо, потерялся по возвращении группы из Уфы.

— А что «Тараканы!» вообще делали в столице Башкирии?
— Д.С.: Ну, во-первых, не «Тараканы!», а «Приключения Электроников».

— Начинается… Вы сами не путаетесь?
— Д.С.: Неважно. Так вот, клуб «Навигатор» и продюсерский центр «Навигатор», который там, в Уфе, занимается всяким шоу-бизнесом, придумали такую «феньку» — вручение региональной независимой премии за заслуги в шоу-бизнесе «Бумеранг». И вручали там всяким местным ди-джеям, рок-группам в различных номинациях эту самую премию.

— Вам не вручили? За заслуги перед уфимским шоу-бизнесом?
— Д.С.: Нет, мы были просто… Как это называется… Свадебные генералы. Приятный сюрприз из Москвы. Без анонса, без объявления, без ничего…

— А когда вручался этот «Бумеранг»?
— Д.С.: 28 февраля

— То есть праздники отмечали в Москве?
— Д.С.: Э-э-э… а какие праздники?

— 23 февраля хотя бы.
— Д.С.: Я на самом деле не помню, что было неделю назад. 23 февраля было неделю назад?

— Да нет, чуть больше.
— Д.С.: Да. Ну вот, я, типа, не помню, что было неделю назад. Бухал я, нет, были ли мы на каких-то концертах, играли мы где-то… Не помню.

— Ну, с Сидом всё ясно. А остальные что делали на праздники? Или тоже много выпили и ничего не помнят?
— Лёха (Алексей Соловьёв) и Дима (Дмитрий Кежватов): (Перебивая друг друга) Да ты чё? Мы не бухаем, мы вообще на редкость мирная рок-группа.

— Так. Провокация. Или врут, или стесняются… Что же вы тогда делаете по праздникам?
— А.С.: Я учусь в художественном лицее (закатывает рукава и показывает татуировку на правой руке).

— Это тебе там нарисовали?
— А.С.: Не, это в другом месте. Ну так вот, мы там всей тусовкой собираемся по праздникам и рисуем комиксы. И такая чума получается, просто башку сносит. Ну, то есть садимся в кружок, один рисует первую картинку комикса и передаёт другому. Тот рисует свою картинку. И так все по очереди. А в конце смотрим, что вышло. Обычно выходит просто офигенно.

— Слушайте, а как же это можно — праздновать и не бухать? Дима, ты как празднуешь?
— Д.К.: Ну я… Это… Не знаю. Наверное, скучаю.

— Не понял. Вот это вот — панк-рок группа? Это «Тараканы!»? По праздникам рисуют комиксы?
— А.С: Да, вот ещё, вспомнил!

— Ну?
— А.С: Я ещё хожу в школу актёрского мастерства…

— Твою мать…
— А.С: …Ну мы там ставим всякие прикольные миниатюры, ходим куда-нибудь, ну, в общем, тоже клёво тусуемся.

— Похоже, NME ошибся адресом. Это не «Тараканы!». Это какие-то… Блин это просто какие-то «Иванушки», честное слово. Панки себя так не ведут.
— А.С: Нас с «Иванушками», кстати, как-то раз перепутали. Мы были в Орле, ждали на вокзале поезда. Оставалось минут 15 до его подачи, мы заскочили перекусить в буфет. Продаются всякие чаи, салаты. Каждый себе сам чего-то взял, сидят, быстро едят, ну, чтоб на поезд успеть. Я смотрю, там люди в основном побухать собираются, полуалкоголики, в общем …
— Д.С.: Вокзальный буфет.
— А.С: Ну да. И, короче, мужчинка в шапке подошёл и стоит, смотрит на нас. Я стою, мыслю — чего ему надо вообще? И он вдруг говорит: я вас, кажется, узнал. Такая пауза, я думаю — что? Смотрю на дядю, вроде уже лет преклонных. Он говорит: вы — «Иванушки». Сид сразу — да, конечно, мы «Иванушки»! Мужчинка, типа: напишите мне бумажку. Мы говорим: у нас нет ничего. Он быстро куда-то сгонял, нарыл бумажку, авторучку. Сид ему написал там «Рыжай и Кирюха». Мужик такой: а где третий? Типа, третьего куда-то отправили. Вот так нас перепутали.

— Что ж, неудивительно. Всё-таки то, что NME знает про «Тараканов!», абсолютно не вяжется с тем, что говорят они сами. Например, не вспомнили, что однажды, когда группа называлась ещё «Четыре таракана» и участвовала в зимней сессии популярной тогда передачи «50×50», она, дав около 20 выступлений, была снята и исключена из телеверсии передачи с формулировкой «непристойное поведение». Но это, видимо, была другая группа. Столько народу поменялось…
— Д.С.: Слушайте, а вас вообще интересует то, что у группы «Тараканы!» выходит новая пластинка?

— Уже интересует. Пластинка ваша называется «Страх и ненависть». Сразу возникают ассоциации с фильмом «Страх и ненависть в Лас-вегасе». (В фильме с участием Джонни Деппа и Бенисио Дель-Торо два главных героя едут в Лас-Вегас по делам и весь фильм их по-страшному колбасит от немеренного количества употребленных наркотиков — прим. автора). Это сделано намеренно?
— Д.С.: Нет, мы вообще боялись, что именно такая ассоциация возникнет у людей первой. Ну и пусть. Сначала будут одни ассоциации, послушают пластинку — возникнут другие.

— Она чем-то отличается от предыдущих ваших творений?
— Д.С.: Да нет… такое же рубилово.
— А.С.: Мы писали её полностью вживую.

— То есть?
— А.С.: Ну, то есть обычно все альбомы пишутся раздельно. Сначала приходит ударник — пишет свою партию, потом приходит бассист — свою, ну и так далее. А мы сразу все пришли и сразу все, блин, и сыграли. Больше шансов слажать, зато звук как бы… Живее получается.

— А про что вообще альбом? («Тараканы!» как-то потупились и задумались — автор)
— Д.С.: Про любовь. Как и всё, что мы писали. Как и всё, что пишется на этом свете. Всё про любовь.

Руки медленно, но верно опускаются. Шлёхт кирдык, звоните маме. Микрофон, и тот уже висит как-то беспомощно. NME рассчитывал на клёвые сумасшедшие истории, ну и всё такое, а тут… Вся музыка про любовь… Ладно проверим. Предыдущие альбомы «Тараканов!» не отличались особой изобретательностью по части поэзии. Что-то вроде «Здесь были в поисках руна, руна тут нету нихрена». Ну-ка, сейчас мы посмотрим, что тут у вас про любовь. Так… «Страх и ненависть». Трек-лист. «Как в 3-й Quake», «Когда я куплю себе пистолет». Хм… Любовь, говорите? «Купи мой альбом». Ну, это о любви к самим себе… А тут что? «Письмо к Бритни». Вот это совсем другой разговор! А что там в тексте? «Ты лучше всех, Мел Си с Алсу сосут». Понятно… Поэзии не прибавилось.

— В поддержку альбома организован тур, который называется «В борьбе с социальным злом». И как же вы с ним боретесь?
— Д.С.: Мы давно и плодотворно сотрудничаем с организацией, которая называется негосударственный… Или нет, наоборот, государственный некоммерческий фонд «Нет алкоголизму и наркомании», сокращёно НАН. И несколько концертов тура «Страх и ненависть» пройдут в сотрудничестве с ними. Другими словами, мы не просто приезжаем в город и выступаем, а устраиваем некую такую официальную акцию. Раздаются различного сорта пропагандисткие буклеты, на сцене кроме группы ещё ведущий, у которого совершенно определённые телеги, определённой направленности. В общем, ведётся социальная борьба, в рамках рок-концерта. Поэтому у тура имеется такое подназвание — «Страх и ненависть» в борьбе с социальным злом».

— С вами будет выступать японская группа SOBUT. Что, ближе, чем в Японии, достойных групп не нашлось?
— Д.С.: Японская группа — наиболее нормальная группа. Какие у вас проблемы с японскими ?

— Такие же, что и у всей России — ни одной известной.
— Д.С.: Это нормальная японская группа, нормальнее многих английских и американских. И вообще, некорректный вопрос, я отказываюсь отвечать.

— Ты уже ответил, Сид. Но раз ты такой обидчивый (плакса!), то вопрос к остальным «Тараканам!». Почему всё-таки были выбраны SOBUT в качестве партнеров по туру?
— Д.К.: Никто никого не выбирал, это Господь Бог так сделал, что мы вот с ними затусовались. Так вот сложилось.

— И всё-таки, как же так сложилось?
— Д.К.: Ну как. Приехал ихний гитарист в Россию, послушал, какие панк-группы существуют на компакт-дисках…
— Д.С.: Посмотрел на баб.
— Д.К.: Не, на баб не смотрел (и откуда такая уверенность? автор). И понравилась ему группа «Тараканы!». И он, соответственно, захотел дружить.

— Кто кроме японцев будет с вами выступать?
— Д.С.: Будет выступать группа «Приключения Электроников». И группа «Элизиум» из Нижнего Новгорода.

Ладно, раз уж заговорили про концерты и туры. Может, на коцертах у вас случалось что-нибудь прикольное, что реально так вот запомнилось?
— Д.К.: Да, был случай. Была зима, мы играли концерт в СДК МАИ, и кто-то в порыве страсти кинул нам на сцену свои штаны. Зимой. Нормальные такие, хорошие джинсы. Мне вот интересно, как этот человек потом домой пошёл?

— Сид, а у тебя есть какие-нибудь истории?
— Д.С.: Истории? (Задумывается, уходит в себя. Очнувшись, обращается к остальным «Тараканам!») У нас были какие-нибудь смешные истории?
— А.С.: Да историй полно, но они выглядят как-то непристойно, не для печати в журналах. Всё было (все «Тараканы!», включая опоздавшего минут на сорок ударника Сергея, поддакивают Лёхе, им явно не охота вспоминать — автор)
— Д.С.: (Удивлённо) Да? Я что-то не помню.
— Сергей Прокофьев: Тебя тогда ещё не было в группе (всеобщий хохот: Сид в группе со дня её основания прим. автора).
— Д.К.: (Обращаясь к Сиду) Что, забыл уже, как своей головой у гитары гриф свернул?
— Д.С.: Что? А вот, действительно, был трагический случай на концерте в Ижевске. Мы ведь панк-группа лишь отчасти (поняли уже — автор), процентов на 80 мы, на самом деле, хэви-металлический ансамбль, даже трэш-металлический. И на мы сцене жёстко себя ведём.
— А.С.: Трясём конечностями.
— Д.С.: Да. В лучших традициях. Хэдбэнгинг, как называют это в Англии. У нас есть песня, она по традиции заканчивает концертный сет, причём заканчивает уже пять лет — это «Украл? Выпил?! В тюрьму!!!». Она самая короткая, лаконичная и наиболее трэш-металлическая. Соотвественно и хэдбэнгинг наиболее яростный. Площадки иногда бывают маленькие, узкие. На концерте в Ижевске Алексей был слева от меня, Дима справа. И вот, во время жутчайшего хэви-метал-рубилова, произошло столкновение моей головы и грифа Диминой гитары… Как это… Кобылка это называется? Колок? Ну это… В общем, с головкой грифа. Башка была разбита нафиг. Я сначала не понял, что произошло, очень сильно треснулся. И… не знаю, видно шрам? (Не видно — автор) Так вот. Кровища лилась из рассечённой башки…
— А.С.: Да, а зрители ничего не поняли, подумали, что это такое шоу, типа с откусыванием голов и всё такого плана.
— Д.С.: Но я действительно повредил себе голову. Было подозрение на лёгкое сотрясение мозга, со всеми пирогами. Нам нужно было уезжать в тот же день из Ижевска, билеты были куплены. Никакой медсанчасти в зале не было, поэтому сердобольная девушка-организатор обработала мне голову водкой и залепила обыкновенным скотчем. Сказала, что это тоже помогает. И я поехал в Москву со скотчем на лбу.

— Отлично, это уже на что-то похоже. На что-то панковское. Остальные себе ничего не разбивали, не отрезали и не отпиливали?
— А.С.: Я на концертах, слава Богу, никак не повреждался, ребята, по-моему, тоже. Единственное, у меня бывает указательный палец в крови после концерта, стачиваю в угаре.
— С.П.: А я постоянно бью палкой себе в глаз, причём постоянно в правый. Не, не в бровь, а в глаз.

Ну всё. Спасибо, на этом, думаю, надо остановиться. Пора собирать барахлишко. Игра в ассоциации не удалась. Всё оказалось совсем наоборот. NME понял, что «Тараканы!», оказывается, вовсе не панки, а «Иванушки», играющие трэш-металл и борющиеся с социальным злом. Одной тайной в музыкальном мире стало меньше.

Сид, когда диктофон выключили, вдруг разговорился.

— Д.С.: А у вас, бля, охуeенные фотки, глянцевые, блин. Да и вообще, бля, их много.
— Да, Сид, фотки у нас клёвые, глянцевые. И фотографы у нас самые лучшие. И пишем мы неплохо.
— Д.С.: Да ну? А я хотел про NME тут пару слов сказать. Я вообще хотел бы подружиться с каким-нибудь «сукином сыном номера». Вы напечатаете то, что я скажу?

NME не мог отказать сиду в его просьбе. В конце концов, в последнее время наши читатели что-то подобрели, не ругают нас. Внимание, внимание! Встречайте! «Сукин сын номера». Дмитрий Спирин ака Сид: Мне вот что интересно. Люди, которые держат журнал в Англии, ну вот, хозяева, лондонский офис… Когда-нибудь, кто-нибудь им заморачивался переводить подстрочно, дословно, любой русский выпуск NME, клал ли им на стол, просто чтобы они прикололись? Я никогда в жизни не читал и не выписывал английский New Musical Express. И поэтому я точно не знаю, может, так и принято в NME, в интернациональном, в английском, тасовать всегда одни и те же группы. Всё время, из журнала в журнал. У меня ощущение, что вот письма, которые на последних страницах публикуются… вот эти публикуются, а те, остальные, про то, что в каждом журнале одно и то же — нет. Нет писем, что в каждом журнале — «Воплi Вiдоплясова», «Океан Эльзи», «Восьмая Марта», «МультFильмы», Найк Борзов — и это только наши. Потом The Strokes, The White Stripes… То есть это, наоборот. Кортни Лав тоже в каждом номере есть, так или иначе. Rammstein, Pulp, Travis. Вот. Это уже какой номер по счёту? Одиннадцатый. Из десяти предыдущих номеров NME, я, как музыкальный фан, регулярно читающий российскую музыкальную прессу, должен был сделать следующий вывод — группы «Тараканы!» нет на земле (Так вот где хунбеграбен, то есть собака зарыта! — автор). Не существует такого ансамбля вообще. Ни в каком смысле. Ни в смысле, что мы, может, там где-то концертик играем… Где это тут у вас? Гастрольные дела… Ну-ка… Есть, (разочарованно) всё-таки есть… Но всё равно, очень маленькими буквами (долго смущённо смеётся) Да, и вот ещё что… Блин… Нет, это я не буду говорить.

P.S. от автора: Моё первое большое интервью. Я считаю, что мне повезло, что моими первыми «клиентами» стали именно «Тараканы!». На протяжении всей встречи Сид вёл себя так, что ты — говно, а я — звезда. Что было, естественно, жутко неприятно. И этим материалом я, фактически, отомстил, несколько раз очень прозрачно намекнув, что панки-то ненастоящие. Название одно. В первый раз не испугался возможной реакции поклонников группы и самой группы. И, самое главное, я понял, что известных людей вроде Сида можно не бояться. Более того, нужно не бояться. Потому что он — звезда, пока я этого хочу. Пока он мне нравится. Зарвётся — я просто перестану о нём писать. Или напишу, что он лох. Неизвестно, что хуже. Я без него не пропаду — талантливых музыкантов много. А вот он без меня и моих коллег-журналистов загнётся… Это такое напутствие тем, кто хочет стать журналистом и будущим рок-звёздам. Будьте доброжелательны друг к другу. Это лучше, чем поливать друг друга грязью.

Автор: Влад Буханцев

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com