cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Папа играет панк

Раздел: 2000

Лидер «Тараканов!» Дмитрий Спирин подробно рассказал о том, что происходило с группой после того…

— …как она выпустила и презентовала свой новый альбом «Попкорм (Мы научили мир сосать)»?
— Мы много ездили с концертами, было много больших летних мероприятий. Выступали в южном регионе России — Краснодар, Ростов-на-Дону — там проходила серия байк-шоу, и мы почему-то оказались интересны именно им. Как оказалось, чем южнее российская аудитория, тем она цивилизованнее и продвинутее, несмотря на то, насколько это большой или небольшой город, есть там MTV или нет и так далее. Что в Краснодаре, что в Ростове-на-Дону люди были абсолютно в курсе всех наших тем, и пипл принимал нас отлично. В Краснодаре это была огромная открытая площадка на десять тысяч человек, мы играли в компании с «Мистером Твистером» и «Чёрным кофе». Последний факт примечателен тем, что лет в одиннадцать-двенадцать я был очень большим фанатом советского хард-н-хэви в принципе и «Чёрного кофе» в частности. Ходил на их концерты, рубился в первых рядах, выстаивал очереди за автографами, искал первые виниловые пластинки, которые выпускала «Мелодия». А когда группа пропала, у меня пропал и интерес к подобного вида музыке, и тут вдруг получилось, что через много лет мы пересеклись с ними на одной концертной площадке.

— И как они тебе?
— Они очень неплохие музыканты, технари-профессионалы, но, конечно, играют уже без души. Ну… ты понимаешь… Те самые ноты, но…

— Пиратские кассеты давали вам там подписывать?
— Очень много. Ведь, как известно, Ростов-папа — это центр пиратства российского, и мы видели пиратские кассеты в таком уникальном исполнении, что просто диву давались: их можно было реально отличить от настоящих только по двум-трём орфографическим ошибкам и по тону перегнанной бумаги. Стояли абсолютно все предупреждения от конкретной фирмы насчёт пиратства, в отношении некачественности и нелегального продукта: «Покупайте настоящее! Экономия пары рублей ничто по сравнению с удовольствием от прослушивания настоящего качества». Типа того, серьёзно!

— Некоторые музыканты коллекционируют пиратские кассеты…
— Я тоже пополнил свою коллекцию.

— Расскажи о фестивале на Алтае «Катунь 2000». Много самых разных постсуждений о нём ходило…
— Фестиваль проходил восемь дней. И мы выступали на нём в компании с восемью-девятью группами разного сорта — от «Машины времени» до «Короля и Шута». Для музыкантов, аккредитованных журналистов, шоу-бизнесменов всё там было очень и очень неплохо. Представь себе отличную турбазу, настоящую, такую дорогую, новорусскую, в которой мы все были размещены, где нас кормят, где нас различным образом пытаются всячески увеселять, причём всё это находится в таком живописном месте, что если не бывать в таких местах, то вообще можно не получить представления о разнообразности природы и Земли. Ездить действительно нужно, ездить для того, чтобы смотреть на мир не глазами Сенкевича, а своими собственными. Нам очень важно было подышать немосковским воздухом, оздоровление организма почувствовалось на третий день, всю эту нашу московскую экологию выгнали, очень хорошо прочистили головы. То есть, что касается проживания, пребывания — кайф вообще, расслабуха, всё отлично. Каждый день баня-сауна, винище дешёвое, странная очень тусовка, перемешанная: Маргулис бухает, допустим, со Скляром, а Андрей Державин, ещё недавно поп-артист, сидит за одним столом с «Королём и Шутом», вот так вот все.

— О! Пожалуйста, поподробнее о том, как вами воспринимался Державин! Если остальные участники «Машины времени», как я понимаю, люди не твоего круга, то уж Державин — тем более…
— Абсолютно точно, что это не наши люди, но они, в общем, все братаны, они неплохие пассажиры. Скажем, с «Ва-БанкЪ» тусовать очень и очень несложно.

— Понятно. А как зрителям жилось?
— Аудитория фестивальная жила в двадцати километрах от нас на турбазе похуже, если не сказать жёстче — на совсем-совсем плохонькой турбазе, в таком пионерском лагере совсем дешевого образца. Там жили люди, которые купили путевки в Москве, Санкт-Петербурге и в других городах, и туда же съезжались палаточники и те, кто приезжал на один-два дня. Люди съезжались на фестиваль со всего края. Площадка стояла непосредственно там, и это была очень хорошая сцена, находившаяся в естественной, природной нише, в таком как бы амфитеатрике, созданном оврагом и растущими по бокам деревьями. Был хороший аппарат, и каждый день там фигачили банды. Аудитория каждый день варьировалась от четырехсот до полутора тысяч человек, и люди тусовались достаточно весело. Аудитория эта, конечно, попроще, она малотребовательная и там ещё очень много таких псевдохиппи, для которых «Крематорий» — это вообще ништяк.

— «Тараканы!» не напугали местную публику?
— Панки были достаточно подготовлены, причём панки на периферии вообще ждут от панк-группы чего-то большего, чем «Тараканы!» показывают в принципе. Все считают, что известные панк-банды — это дичайшие люди, которые выйдут и не песни будут петь, а заблюют всех кровью… (отвлекается) Слушай, у меня дочка слово «папа» стала произносить! Ни фига себе! Настя, ну-ка, скажи-ка ещё разок! Ну-ка, скажи! Не скажешь ни фига? Папа…

— В следующий раз будем с тобой разговаривать — она пойдет!
— Да!… Ну вот, а тут такое дело, панки выходят — и просто фигачат. Панк-аудитория была довольна. А у людей, которые были, скажем, русскорокерской ориентации, возник лёгкий столбнячок, потому что, конечно, прыжки, обливание водой, засовывание микрофона в рот, дикие темпы, металлическое звучание, агрессивность, без всяких этих «братья-сестры», «дети воды» на них произвели… впечатление… Весь съезд происходил под такими девизами, типа: «Туристический фестиваль, палатки, костры», а тут вдруг вот такая вот хрень. Но мы получили очень хорошую реакцию людей, по всей видимости, мы там получили новых фэнов. В итоге раздали очень-очень много автографов.

— Некоторые музыканты жаловались, что их «кинули» с оплатой дороги…
—  Ситуация была такова, что, естественно, все музыканты поехали на Алтай с условием оплаты дороги туда и обратно, проживания и выплаты гонорара. Многие почувствовали, что у организаторов не всё хорошо, где-то на третий-четвёртый день (обычно это видно по цвету лиц и бегающим глазам). Люди уже внутренне напряглись, пошли шепоточки, что надо бы брать деньги вперед, но всё равно гонорары выплачивались и никого там не «кинули». Правда, в один день отменили пищу у нас на базе — должны были кормить и вдруг сообщили: нет, сегодня мы вас не кормим — но, чего… все жирные московские артисты сказали — ладно, давай сейчас зарежем барана, будем жарить шашлык. А в последний день нас должны были отправить назад вместе с «Небо здесь», кем-то ещё и тридцатью туристами поездом, а «Ва-БанкЪ», «МультFильмы», «Король и Шут», другие группы уезжали из другого города самолётом (мы — из Барнаула, они — из Новосибирска). Все разъехались в эти города с представителями организаторов, и реально в обоих городах произошла одна и та же история: человек якобы уходил за билетом, выкупать бронь, и пропадал. И пришлось выруливать это дело своими силами.

— С тобой на фестивале какой-то забавный случай произошёл…
—  У меня же, как известно, мост во рту стоит — передние четыре зуба не свои, они потеряны в те давние времена, когда я увлекался всяческими химическими препаратами и уличными драками. А мой любимый трюк в последнее время — это такое совалово микрофона в рот. И там я его вытащил изо рта вместе с мостом… Ближние люди, наверное, были поражены таким диким фокусом. Стоматологии там не было (место находилось в трехстах километрах от какого-нибудь райцентра), и дня четыре я протусовал без мостика. Была проведена уникальная фотосессия фотографом Колей Орловым: я с Горшком из «Короля и Шута», оба без зубов. А по приезде в Москву я приклеил зубы на место.

— Участники группы «Лакмус» говорили, что ты похвалил их выступление. Это как понимать — возраст сказывается, мягче становишься по отношению к тем исполнителям, чья музыка тебе совершенно не близка?!
— Скажем так — вообще атмосфера среди музыкантов была достаточно благожелательной, кто бы чего ни играл и кто бы как ни играл. И такой мазы, чтобы морды бить друг другу и спорить о чём-то, не было, просто потому, что там хотелось просто дружить и приятельствовать со всеми. А речь идёт о том, что, в принципе, «Лакмус» отыграл свой сет действительно ровно и неплохо. Речь шла вот о чём: «Ну, как мы выступили?» — «Вы выступили неплохо, парни!». Кроме того, там была такая ситуация. Они были одними из немногих местных, «Лакмус» же из Новосибирска, и они там считаются продавшимися свиньями. Мне эта позиция очень симпатична и понятна, и огромное количество фэнов из Новосибирска их негативно и агрессивно воспринимало на сцене, очень плохо, активно агрессивно. Но надо ж понимать, что на сцене — девочка, и то, как они отыграли, при всём при этом, говорит о том, что это смелая, ровная группа. Несмотря на то, что они исполняют. И, действительно, я все это им сказал.

— После «Катуни»…
— …Я один, без банды, уехал на фестиваль Pepsi Sziget в Венгрию. (У нас вообще в это время наступил период отпусков.) Когда я оттуда приехал, Саша Голант уехал в Хорватию, и мы сыграли несколько шаровых концертов без него с ангажированным гитаристом из группы «Смех». Потом мы закончили на Coma Records альбом группы «1.5 кг отличного пюре» — Саша и Серёжа Прокофьев выступили в качестве саунд-продюсеров, они писали и от начала до конца сводили альбом, а я являюсь промоутером. Очень хорошо всё получилось, приятные песенки. Доделываем сборник «Типа… панки 3». «Фили» заключила с какой-то мощной белорусской фирмой договор об официальной дистрибьюции нас на территории Беларуси. Новые песни… Сейчас ситуация такова, что у «Тараканов!» нет ни одной саранжированной, разобранной, отрепетированной новой песни, новой, я имею в виду, после «Попкорма». Почему так получилось, я не знаю. Может быть, ощущение недавно выпущенной пластинки как бы мешает… а-а-а… как бы музе прилететь. Либо по внутреннему ощущению мы чувствуем, что «Попкорм» настолько хорош, что все те идеи, которые вдруг посещают голову, нивелируются по сравнению с этим альбомом и в итоге — выкидываются.

— Что ты слышал о том, как был принят «Попкорм»? Что с альбомом происходит в настоящий момент?
— Естественно, что первый удар, первые волны прошли и откатились уже. Всё было сделано для того, чтобы пластинка попала на прилавки и покатила сама, то есть пинок ей был дан достаточно жирный. И она действительно покатила и разошлась по всему СНГ. Что я слышал. Специальная пресса даёт только положительные рецензии, ни одной плохой вообще. Причём рецензии не сорта — хорошая пластинка, а люди пишут вдумчиво, разбирают материал. Ништяк, мне нравится, как рецензируют «Попкорм». Даже враги и недоброжелатели как-то подприткнулись, но, я уверен, не потому, что типа расслушали там что-то и им понравилось, а, наверное, просто устали шипеть.

— О врагах. Что-то ничего не слышно о Рубане… Ты не следишь за тем, что он делает?
— Да там следить-то было не за чем. Денис просто большой любитель выпить и поорать… Он не враг наш, кстати, нет, он просто — не наш…

— И последнее, о чём я хотел тебя спросить. Знаю о том, что до недавнего времени отношения между группами «Тараканы!» и НАИВ были вполне дружескими. И вот не так давно в «Музыкальной газете» вышло интервью с участниками НАИВа, в котором они проходятся, пусть даже и легонько, по вашей команде. Что случилось? И как тебе показался их последний альбом?
— Ситуация на самом деле, скажем так, интересная. Я недавно отправил по электронной почте письмо Саше Иванову, в котором изложил ему весь опыт моих наблюдений за тем, что происходило в стане НАИВа в нашу сторону, с того момента как вышла их пластинка «Оптом и в розницу» на фирме S.O.S. Records. Это такой опыт наблюдений за некоторыми высказываниями в прессе, за некоторыми телеинтервью, доходящими слухами, некоторыми способами ведения их бизнеса и так далее. Я всё это дело суммировал, прокомментировал и отправил ему. Как я вижу ситуацию. Парни начали свой собственный бизнес, руководствуясь при этом одним из принципов продвижения себя на рынке, известным нам из книги Пелевина, — сравнительным позиционированием («Кока-кола» лучше «Спрайта» потому-то, потому-то и потому-то). В данный момент объект, с которым происходит сравнение и относительно кого позиционируется, это никто иной как группа «Тараканы!». Естественно, это никто не декларирует и вслух это не произносится, но этим пахнет, и умный человек это понимает. Лично мне всё это ужасно не нравится. Мне непонятно, что явилось фактором такого резкого, странного морального мутирования НАИВа. Что касается их альбома, у меня сложилось впечатление, что там в рецензиях, где у нас стоит, условно говоря, «пятёрочка», у них — «четвёрочка». И моё отношение к пластинке таково: были у них работы и получше, но и в этом альбоме есть очень неплохие песни, но есть и плохие. И, как мне кажется, альбом для панк-группы перепродюсирован, он ну настолько вылизан, настолько вычищен и настолько как бы продуман с использованием схем большого шоу-бизнеса, что для музыки эмоциональной это очень часто бывает смерти подобно.

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com