cheap NCAA jerseys Here Rome puts his remarkable cognitive abilities on full display, spectacularly failing to recognize that he himself is a way, way bigger joke than American soccer. Combine various jab steps and dribbles, 10 repetitions at time to start building a Jordan like mid range game.. I was like a little guy in a prison pretending to have STDs so the big guys would leave him alone. James Naismith published the thirteen rules of basketball on December 21, 1891. "Instead of looking at the big picture what golf in the Olympics means for our sport, next year my kids will be 12 and 14. Guardian Angel is utilizing fundraising platform Indiegogo to build support and distribution for its initial product launch. I know he was playing a little hurt, and he played through all that, found ways to get it done.

cheap NBA jerseys

If you will be speaking during the presentation, the volume should be adjusted accordingly. So you grab chips and a chocolate bar.

cheap jerseys wholesale review

But he needed an IV after the game and was taken to the Cleveland Clinic, unable to talk with reporters about his heroic night, which also included five rebounds and four assists over 39 minutes.. Once in a while, but rarely. We can work with what's real. He returned from his injury in time to play in the NCAA tournament where his Blue Devils were overwhelmed by Williams in Arizona's round of 16 victory and he said that proves there should be no question about his health.. Formed in August 1998, OESA provides a forum for automotive suppliers by addressing issues of common concern through peer group councils, serving as a reliable source of information and analysis, providing an industry voice on issues of interest and serving as a positive change agent to the automotive industry. When you're looking for hotels in the Chicago area, the Chicago Marriott Suites Deerfield hotel offers a convenient location and spacious accommodations. Recently, I asked Doug why he was so passionate about the sport of basketball, and what does basketball have to do with Christianity. Nagelschneider shared her expertise and commentary on the matter with KATU. wholesale cheapest jerseys In this exhibit at Russell Bowman we see Brown's quirky juxtaposition of art and objects, bringing dimension and innuendo into the conversation. All the teams are compared and placed in a draft order based on their record from worst to best from the previous year. They have argued, though, that Broyhill was in such a dark state of mind, his world crumbling around him, that he did not take an 8 inch kitchen knife to the Hahns' home on that April afternoon with intentions of harming anyone but himself.

Тараканы!: Учитесь сосать

Раздел: 2000

Интервью от 14 января 2000

Интервью с Дмитрием «Сидом» / «Сникерсом» Спириным записано в гримёрке «Тараканов!» после их выступления на FUZZ фесте 14 января. Использовал батарейки и диктофон Тоши Ивановой, вырезал своё хихиканье и Сидовские ненужные матюги Шарапов.

— Почему так называется альбом, почему в нём так много песен?
— Слово «Попкорм» возникло у Саши-гитариста, просто как… знак. На ум пришло такое слово, под которое множество идеологий можно придумать. Но самая очевидная концепция и будет воплощена в видео и в обложке…

— У вас клип уже есть?
— Нет, снимается. Наша концепция такова (хотя не оригинальна), что попкорм — это всё, что производится, в том числе и песни рок-групп, неважно, каких, я не делаю разницы. А присовокупилось потом второе название — «Мы научили мир сосать». Это тоже шутка-юмор такая, слоган «Чупа-Чупс», который есть на западном рынке, но из-за очевидной грубости не проходит на российском. Таким образом пластинка называется «Попкорм (Мы научили мир сосать)», и там есть идея. Идея простая…

— …что «Тараканы!» — это крутейшая рок-н-ролльная группа.
— Нет, это второй или третий смысл, а мысль проста; MTV сегодня — рычаг для продажи «Пепси-Колы», не более, и любой культурный продукт — рычаг для продажи чего-то.

— Музыка — для пластинок.
— Именно так. Масса интересных вещей происходит и существует для того, чтобы что-то продавать. Экстремальные виды спорта существуют для того, чтобы продавать сноуборды, и эту идею, ещё раз говорю, надеюсь, мы воплотим визуально в оформлении и в клипе.

Визуальное решение таково: мы берём порно-эстетику и, оставляя все чувственные моменты этого… т.е. порнография — она не от головки хуя во рту, а в глазах, которые при этом у дамы. Оставляя все эти штуки, мы очевидную порнографию удаляем и таким образом балансируем на грани всё время, «Мы научили мир сосать» — однозначно грубое выражение, но не нецензурное. То же самое будет внутри обложки, внутри видео.

Так, да, песни. На самом деле их не так много, их всего шестнадцать, что не так уж и много для панк-группы, мы записали больше. Кавер Ramones не вошёл, потому что на этот раз Игорь Тонких (глава фирмы «Фили» — Ш.) решил всё сделать по правилам, купить у Warner/Chappell права, а они, оказалось, огромных денег стоят, и мы решили отказаться от этой идеи. Мы там сделали переделку I Don’t Care — «Я манал».

Начинается — «Тупой панк-рок для интеллектуалов», это такая песня — коротенький манифест. Ситуация сейчас с группой такова, что мы очевидно антинародная группа, в отличие от «Короля и Шута». В нас очень много элементов, которые публику в этой стране отталкивают. Американизм вопиющий. Это с одной стороны. С другой стороны, мы всё же панк-группа, поэтому не воспринимаемся поп-аудиторией и не интересны для продвинутой молодёжи. С третьей стороны мы странная панк-группа, поэтому не всегда находим понимание у панк-аудитории.

— Продвинутая молодёжь, говоришь… а как же концерт в «Грибоедове»?
— Дело в том, что Петербург — странное место, не типичное. Мы всё-таки себя чувствуем более в контексте Москвы, где в таких местах играть не можем. Такие места очень часто освобождены от ненужной идеологии, и люди воспринимают энергетику, мощу и кач, как надо. В этом я вижу сермяжный смысл рок-н-ролла/панк-рока.

— Энергия.
— Да.

— А тебе было интереснее играть здесь перед несколькими тысячами или в «Грибе» перед несколькими десятками?
— Нет разницы абсолютно, мы сейчас уже очень самоуверенные. Наглые уроды, как нас называют. Вот. Коротенькая песенка, открывающая пластинку…

— По тексту она такая же, как «Панк-рок песня» (и, соответственно, как Please Play This Song on the Radio NOFX — Ш.)?
— Да, типа того. Гриндэеобразный номер, скажем так. Сразу после неё идёт песня в таком скейтборд-стиле, её сочинил Лёха, басист, и она про хорошее настроение, как он любит.

— У вас за всегда было коллективное творчество?
— В «Тараканах!»… А в «Четырёх тараканах» — для Duty Free Songs 80% материала написал Пит, не считая Ленинского наследия, для Best Before… — Родионов (ныне в «Ульях» — Ш.) и половину для «Украл? Выпил?! В Тюрьму!!!» — тоже Родионов. А начиная с «Посадки нет» постоянно это дело варьируется.

Это вторая песня, но она называется «Песня №1». Сразу вслед за ней идёт «Тупая свинья», взято такое карикатурное кантри, а текст, как мне кажется, я сочинил о людях, которые слишком переоценивают свои интеллектуальные, умственные способности. Есть такие люди, их до фига, которые думают, что очень много знают. Мы знаем, может быть, немного, но зато мы крутые и наглые твари. Это вот такой кантри-панк, потом идёт беззубейшая софт-поп-композиция под названием «365 дней», это как раз-таки и есть первый сингл и первое видео. Также существует баллада «Кто же теперь будет спать со мной», она тоже довольно условная баллада. Есть песня «Много тёлок и пива», она начинается как рок-баллада в стиле 60-х, потом кусок ска, а заканчивается как хардкор, и это ответ всем true punks (которыми «Тараканы!» себя, к счастью, не считают — Ш.). «Много тёлок и пива» — это всё, что мы хотим на самом деле. Песня «Весеннее обострение» — молодой человек, который живёт в Москве на окраине (а раньше-то группа относилась к ансамблям с Кутузовского проспекта — Ш.) и что-то такое чувствует весной, её сочинил и поёт также басист Лёша. Есть песня, которую мы хотели сделать в духе Social Distortion, но получилось странно. В любом случае мы думали, что это будет так. Она называется «Прочь из этих мест», и когда я сочинял этот текст, я думал, что уже пора валить из России, в момент взрывов в Москве, всех этих штук. Там сёрф-вступление и тот же самый рифф в конце, кантри-гармония и убыстренные кантри-мелодические ходы. Есть такой псевдо-хардкор «Военкомат»: «Я совсем не годен к службе строевой, я шизопараноик, я почти глухой, я эпилептик, я дальтоник, я больной, я до сих пор ночами…» Понятно, про что.

— Ты в армии не служил?
— Нет, не служил. Мне ещё нету двадцати семи, и тут такая фигня… Я работал на «Нашем Радио» в Москве, у меня были скандально-фантасмагорические ток-шоу в час ночи, по средам. Это было что-то типа Ховарда Стерна, и одна из тем была как раз откос от армии. Там фишка была такова, что я должен был иметь честную, правдивую точку зрения на тему, которая поднималась. Я просто задекларировал, что косить нужно всем, немедленно. И по итогам программы возникла идея песню сделать.

Допустим, трэк «Пит бросил пить» — это латин-джаз, это про Дениса Петухова (бывший вокалист «Четырёх тараканов», басист НАИВа, ныне «Маша и медведи» — Ш.), который действительно завязал с бухлом. И К.Рэйзи (до сих пор вокал НАИВа — Ш.) тоже бросил пить… Это просто стандартный латин-джазовый рифф, который Лёха принёс на репетицию, просто пошутил, они поиграли джем, и я сделал текст моментально. А записали мы её на студии совместно с Markscheider Kunst, там Володя (Матушкин — Ш.) играет соло-гитару, и парни остальные подпевают вместе с Серафимом (Селенге Макангилой — ред). Та-ак. Есть песня «Русский рок», моё видение ситуации и мой взгляд на страннейшую химеру. Песня тоже странная, я её пою и играю на перегруженной бас-гитаре сам. Больше ничего нет.

— То есть она не для концертного исполнения?
— Иногда я, может быть, буду исполнять её в клубах, но не думаю, что здесь есть смысл брать бас-гитару, тем более в Питере, в этой колыбели рок-революции… Ещё, ещё, ещё… Счас я подумаю…

— А какие песни, кроме кавера Ramones, были выкинуты?
— Была песня — реальное говно, она называлась «Кока-Кола», но она бредовая, получилась слишком в стиле «Ульев». Мне они нравятся как люди, но не нравится то, что они играют, не нравится их подход. А вторая песня — на самом деле скрытый трек, она там лежит внутри, просто я не скажу, что это такое. Мне стоит ещё призадуматься, что у нас ещё такое имеется. Ещё есть песня на английском From Russia With Punk…

— В скольких MAXIMUM ROCKNROLL (легендарный американский панк-фэнзин — Ш.) были ваши интервью?
— В двух — интервью, и в третьем мы были в сцен-репорте. У нас на сайте есть такая кнопочка Go West, написано, где можешь посмотреть.

— Я читал где-то статью об Epitaph Records, и они там говорят, что «у нас есть разные группы, одни могут продать 5,000 пластинок, как Red Aunts, другие — 8,000,000, как The Offspring, и наша задача — помочь им этого добиться». Достигли ли «Тараканы!» своего потолка и если да/если нет — то почему?
— Нет, нет. Я думаю, что мы всё-таки, несмотря на несоответствие музыки ментальности публики, несмотря на странности, несоответствия внутренние и всё такое, можем получать больше. С «Посадки нет» получилось… во-первых, кризис, 17-е августа, то есть пластинку, которая писалась по докризисным ценам, пришлось продавать уже по кризисным, соответственно, никаких бюджетов на промоушн «Фили» уже не могли потратить. Кроме того, это альбом, состоящий во многом из хороших песен, тёплых достаточно, но неудачная пластинка. Даже по сравнению с кривым саундом «Украл? Выпил?! В Тюрьму!!!»

— Ну вот, там песни дольше выписывались, высиживались…
— Ну, может быть, может быть. Здесь тоже никто не гнал, на самом деле, у нас такого нет в группе. Танкист (Игорь Тонких — Ш.) у нас на хвосте не сидит, поверь мне.

— Сиюминутность — вам нужно выпускать альбомы часто, и вы сами это чувствуете, вы сами себя можете гнать…
— Может быть… Но это может существовать только на уровне, «бля, уже 9 месяцев прошло с выхода предыдущего, а у нас только 4 песни новых». Это только такая мысль, и это не значит, что я сяду и буду мучить жопу, вытаскивать из себя мелодии и строчки. И ты убедишься в этом, когда послушаешь «Попкорм», там до хуищи пиздатых песен. Мы закончили запись 1 ноября. «Посадки нет» вышел в декабре 1998. Меньше чем год прошёл. Саундпродюсер — Андрей Алякринский. «Добролёт». Всё остальное мы делали сами.

— А почему вы уже второй альбом пишете в Петербурге?
— Всё-таки становится понятно, чтобы оставаться коллективом, который хотя бы делает вид, что использует большие бюджеты, мы должны производить такого качества фонограмму. Так как на самом деле этих больших бюджетов нет, мы не можем это делать в Москве. Соответственно, мы едем в Санкт-Петербург, где студии европейского качества, большие и настоящие. Никаких идеологических причин. Мы взяли полторы тонны грина, на неё записали пластинку, две недели жили припеваючи, рассекали на тачке, пили «Нашу водку», ходили в клубы, орали, и всё было пиздато. В Москве мы получили бы 50 часов звукозаписи.

Я хотел сказать, что помимо собственных пластинок, мы сделали карманный лейбл. И выяснилось, что не очень много артистов хороших, которые хорошо играют, оригинально. И я хотел бы оставить свои координаты: www.tarakany.ru, tarakany@land.ru, пейджер (095) 961-3333, аб. 28263. Все люди, которые считают, что они играют нормально и делают оригинальный стафф, пусть пришлют хотя бы концертную запись. Мы собираемся делать сборники — послезавтра будет презентоваться уже вторая такая кассета — выпускать полноценные альбомы, возить в Москву, если это группы иногородние, делать им концерты, ставить их к себе в саппорт, тусовать где угодно.

P.S. Хотя я и уважаю «Тараканов!» как артистов, я во многом не согласен с их взглядами на сущность и этику панк-рока.

Автор: Шитя Шарапов

Если у кого-то есть какие-либо дополнения, замечания, поправки, материалы или концертные даты не указанные на сайте, которыми у вас есть возможность и желание поделиться, пожалуйста, присылайте на почту tarafany@gmail.com